Роман М.


Четыре стены


Яркий мерцающий свет –
Вспышки пылающих звёзд…
Стоны погибших планет,
Лёд замерзающих слёз.

Тьма пробудилась опять,
Чью-то сломала судьбу,
Выжгла проклятья печать
Чёрным крестом мне на лбу.

Перечень тяжких грехов –
Вечный в душе моей страх.
Забудутся строки стихов,
Останется кровь на руках.

Взрывом блестящих огней
В липкой невинной крови,
В мраке беззвёздных ночей
Я растворяюсь в любви…

Никандрова Ирина “”

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

     - А еще я боюсь зла которое живет у меня в квартире… - сказала она и тут же подумала что совершила ошибку.
     - Что это за зло? – с интересом спросил Том, в его голосе не чувствовалось ни насмешки ни притворства.
     - Ну понимаешь, оно живет у меня в квартире, особенно заметно это становиться когда я остаюсь одна, когда в квартире есть кто-то еще оно себя никак не проявляет…
     - А в чем оно себя проявляет? – Том уже забыл что он разговаривает со знакомой, он уже ощущал себя в своем кожаном кресле, а перед ним была уже не старая знакомая Мэри а всего-навсего пациент, которому нужна была помощь. Все-таки инстинкт психиатра давал о себе знать даже в отпуске.
     - Ну я не могу сказать точно в чем, но в квартире явно чувствуется чье-то присутствие… И иногда мне кажется что я слышу голоса… - Мэри явно нервничала.
     - Мне кажется что тебя что-то еще беспокоит… - Том будучи человеком помешанном на решении чужих проблем заинтересовался таким необычным случаем, тем более, что это была возможность помочь другу.
     - Ну, понимаешь, мои родители уезжают на две недели, и я… - Мэри не знала как лучше подобрать слово чтобы бывалый психиатр Том не принял ее за сумасшедшую.
     - И тебе страшно оставаться одной наедине со злом. – закончил фразу Том.
     - Ну в общем да. Что бы ты мне посоветовал? Не как психиатр, как друг.
     - Сложный вопрос. Своим пациентам я обычно советую в таких случаях встретить свои страхи лицом к лицу… Но боюсь что я ничего не могу тебе посоветовать как твой друг, могу только предложить прийти и понаблюдать за твоим злом.
     - Нет, я не хочу тебя отвлекать от твоих дел.
     - Да брось ты, какие дела? Я в отпуске, мне ужасно скучно. Так что, если надумаешь – звони.
     - Хорошо, извини, что нагрузила тебя своими проблемами.

     После этого разговора Мэри почувствовала необычайный прилив сил. Она была готова даже бороться со злом, которого так боялась. Это зло начало преследовать ее 4 года назад, когда ей было семнадцать, она тогда еще училась в школе. Как ни странно, она смогла все четыре года не показывать своего страха, так что никто даже не подозревал, что её что-то мучило. Хотя сама Мэри никогда бы в этом не призналась, но в глубине души она прекрасно понимала, что именно из-за этого страха она и осталась жить с родителями, хотя все её сверстники уже давно начали самостоятельную жизнь. И вот теперь она все рассказала своему старому другу Тому и неожиданно почувствовала себя лучше, отъезд родителей её уже не пугал и она была готова защищать свой дом и свой рассудок.
     Однако день отъезда все приближался, а уверенность все таяла. И вот когда она, проводив своих родителей, возвращалась с вокзала, она неожиданно преисполнилась уверенности, что дома ее поджидает то самое зло, от которого её уже никто не защитит. Орды кровожадных монстров предстали перед ее взором, она представила, как они набрасываются на неё, рвут её волосы, вгрызаются в плоть. Она представила свое сердце, еще горячее, но уже не способное гнать кровь по её телу, сердце, вырванное когтями монстра столь ужасного, что любой увидевший его немедленно лишится рассудка.
     Она встряхнула головой, отгоняя накатившиеся образы. Она вспомнила слова Тома о том, что каждый должен встретить свои страхи лицом к лицу.
     Когда Мэри добралась до своей квартиры, она нерешительно стояла несколько минут перед дверью, отгоняя накатывавшиеся образы. Решив, что уже хватит стоять, она нерешительно открыла дверь и сразу включила свет. Не смотря на то что на улице было еще довольно светло, в квартире царил полумрак. Кому-то он мог показаться романтичным, ей он показался ужасным, таящим множество опасностей и ловушек, скрывающим кошмарных чудищ, которые только и ждут шанса, чтобы на неё наброситься.
     Неуверенной походкой она прошлась по комнатам и, удостоверившись, что там никого нет, немного успокоилась. Что ж, возможно, призрак, живущий в ее квартире - это действительно просто игра воображения…
     Приближалась ночь, и чем темнее и тише становилось за окном, тем сильнее на нее накатывала волна страха, и уверенности в том, что сегодня ночью все решится, и решится все не в ее пользу. Тем не менее, она нашла в себе силы на то, чтобы вести себя как обычно, она поужинала, посмотрела немного телевизор, приняла душ и легла спать. Мэри ожидала, что в эту ночь она не заснет и будет всю ночь трястись под одеялом и ожидать смерти, однако как только её голова коснулась подушки, она тут же уснула.
     Странно, но на утро она проснулась бодрой и отдохнувшей, единственное, что её смущало. Умывшись и окончательно уверившись, что никакого зла в её квартире нет, она пошла на кухню, чтобы приготовить завтрак. Что-то здесь было не так, это стало понятно, как только она вошла – не смотря на ясное утро, на кухне царил мрак. Тьма сгущалась по углам и немного расступалась в середине комнаты, было такое чувство, что сами стены источали эту жуткую черноту, которая застилала все вокруг. Мэри с трудом смогла взять себя в руки и не закричать, она нащупала выключатель и нажала его. К ее удивлению там, где была тьма, не обнаружилось сотен кошмарных чудовищ, там не было ничего необычного кроме тьмы, которая исчезла с приходом электрического света, но казалось, что она просто спряталась и вот-вот выпрыгнет из своего укрытия. Мэри поспешно покинула кухню и направилась в гостиную, чтобы включить телевизор, она всегда чувствовала себя уютней, когда застоявшуюся тишину ее одинокой квартиры разрывал звук какого-нибудь телешоу, где люди чувствовали себя счастливыми и возвышенными, это уносило ее от проблем и заставляло немного расслабиться и хоть на секунду, но забыть о зле обитающем в ее доме.
     На пороге комнаты она резко остановилась, она хотела закричать, но в пересохшем горле не хватало кислорода, чтобы выразить то, что она испытывала. В гостиной, комнате, в которой было три окна, которая освещалась лучше, чем любая другая, там было темно как ночью, за сплошной стеной тьмы не было видно ни одного из трех окон, даже солнечный свет не мог пробиться через эту преграду. Мэри подумала, что сейчас потеряет сознание, но ее воспаленный рассудок не торопился отключаться, она уже почти успокоилась, когда вдруг вспомнила что на всем белом свете есть один человек который знает ее проблему и возможно даже сможет ей помочь…Она бросилась к телефону и набрала номер Тома, удивительно, она думала что его забыла, но набрала номер автоматически, даже не пытаясь вспомнить этот набор цифр.
     На другом конце провода взяли трубку, и раздался заспанный голос Тома.
     - Алло? – Том еще явно не до конца проснулся.
     - Том это я! – Мэри и не ожидала, что будет рада так услышать человеческий голос.
     - Мэри? Что случилось? – Том уже начал приходить в себя и, кажется, о чем-то догадался по взволнованному голосу, вырвавшему его из сна.
     - Том, мне страшно, все уехали, я осталась одна, оно здесь!
     - Что здесь? Мэри, что произошло? – Том уже начал волноваться.
     - Том, пожалуйста, приезжай!
     - Хорошо, хорошо, я уже еду! Постарайся взять себя в руки!

     Том появился перед дверью Мэри пятнадцатью минутами спустя. Неуверенно он позвонил в дверь. Дверь открылась. Том замер на пороге – перед ним стояла не Мэри, перед ним стояло существо с растрепанными волосами и заплаканным лицом. Всего три дня назад он видел Мэри – бодрую, жизнерадостную и казалось готовую ко всему. “Неужели человек так может измениться за три дня?” подумал Том. Он неуверенно шагнул через порог, Мэри закрыла за ним дверь. Она бросилась к Тому, как утопающий бросается к единственной надежде на спасение, она прижалась к нему и зарыдала.
     Когда ее стоны стихли, Том, наконец, отважился спросить ее о том, что с ней случилось.
     Она, как могла, рассказала ему о комнатах, которые должны быть залиты светом, но в которых было темно, как самой черной ночью. Том внимательно ее выслушал, потом попросил показать ему комнаты, о которых она говорила. Они вместе прошли в гостиную.
     Том ожидал увидеть комнату,, в которой просто немного темнее чем должно было быть, он полагал, что готовый сорваться рассудок Мэри дорисовал недостающую картину, раскрасил слегка темноватую комнату в черные цвета, и она приняла за действительное то чего на самом деле не было, однако он не ожидал одного – того что рассказанное Мэри может оказаться правдой. Он не поверил своим глазам – комната была черной, не просто темной – черной, как ужас, это не была темнота, которая успокаивала и убаюкивала, это была тьма, на которую было больно смотреть, которая резала глаз и внушала ужас. Том готов был поспорить что, подходя к комнате, он мог видеть свет, но сейчас, стоя на ее пороге, он не мог видеть даже свою протянутую руку. Странно, но ему показалось, что этот мрак исходит от стен, в середине комнаты он явно был не таким густым как по углам.
     Том попытался успокоиться, попытался внушить себе, что это всего лишь игра воображения, что это все ему сниться, он закрыл глаза и попытался представить себе комнат, залитую солнечным светом, но чем дольше он держал глаза закрытыми, тем яснее он различал какие-то звуки, доносившиеся из углов комнаты. Он открыл глаза и начал вглядываться в тьму, совершенно забыв про такую вещь как электрический свет который мог бы привнести спокойствия в маленький ад его разбушевавшегося воображения.
     - Ты их слышишь? – раздался из-за спины слабый голос Мэри.
     - Кажется да, но что это?
     - Я не знаю, но я начала их слышать, как только позвонила тебе. Том, мне так страшно! – сказала Мэри голосом человека вот-вот готового сорваться.
     - Мэри, принеси фонарик. – Том уже начал брать себя в руки и в его мозгу пробудился ученый, который получает деньги за то, что объясняет людям, что их страхи – всего лишь игра воображения и ничего более.
     Мэри неуверенной походкой пошла искать фонарик в другой комнате, Том слышал, как она включила свет. Обернувшись, для того, чтобы окинуть комнату взглядом, он чуть было не вскрикнул от неожиданности – комнату заливал свет. Он прошелся по комнате, не веря своим глазам. “Значит, это действительно была лишь игра воображения”, - подумал Том, не помня себя от радости за свой рассудок. Но вдруг в комнате потемнело, тьма сгущалась вокруг него, как будто она выползала из стен и готовилась сожрать пойманного в ее ловушку человека.
     - Том? Где ты, я принесла фонарик. – раздался обеспокоенный голос Мэри.
     Том бросился на этот голос, чуть было, не врезавшись в свою спасительницу.
     - Том, что случилось?
     - Эта комната, там только что было светло!
     - Что ты говоришь? Когда я выходила, там было темно как ночью и сейчас там темно…
     В голову Тома начали закрадываться подозрения, а уж не обманывает ли его Мэри? Может быть, это всего-навсего злая шутка, может она просто смеется над ним? Но одного взгляда в глаза Мэри было достаточно, чтобы понять, что это никакая не шутка и что Мэри чувствует себя ничуть не лучше.
     Он взял фонарик у Мэри и стал осматривать комнату, мощный луч света еле пробивался на несколько метров. Том подошел к окну и посветил на него, за окном было темно, как будто кто-то наклеил лист черной бумаги на стекло. Неожиданно из другой комнаты раздался чуть слышный, но в тоже время очень отчетливый смех, ужасный тонкий смех каким обычно смеются клоуны в фильмах ужасов. Том незамедлительно бросился туда, сказав Мэри, чтобы она оставалась на месте.
     Открыв дверь комнаты, из которой доносился смех, Том подпрыгнул от удивления – там было светло, легкий ветерок развивал занавески, светило солнце и пахло летом, только этот праздник жизни не укладывался в голове после жуткой тьмы царившей в комнате, где он оставил Мэри.
     - Мэри…о господи… - Том неожиданно понял, что здесь происходит, и это была не шутка, и этого не могло быть.
     Он бросился туда, где он оставил Мэри, выкрикивая на ходу ее имя. Но то, что он увидел, совершенно не укладывалось в его логичном мозгу. Мэри стояла посреди комнаты, она, казалось, была довольна. Тьма мягко обступала ее, ласкала ее и звала ее.
     - Мэри, нет! Отойди оттуда!
     Мэри, казалось, очнулась от глубокого сна, она удивленным взглядом посмотрела на Тома, как он мог не понимать того, что сейчас происходит? Тьма она звала ее, приглашала в гости, предлагала стать императрицей. Все эти годы Мэри боялась тьмы, пыталась от нее убежать, спрятаться, она думала, что тьма ее враг и хочет причинить ей вред. Как она могла так ошибаться? Эти голоса, теперь она их понимала, они не желали ей ничего плохого, лишь открыть ее истинную сущность, объяснить ей кто она на самом деле.
     Тьма, она обволакивала ее, убаюкивала, звала, она танцевала с ней, она любила ее. Тьма лишь в тьме могла она найти спасение от страха и боли. Мэри постепенно погружалась во тьму, до нее еще доносились крики Тома, он, кажется, пытался ее вытащить оттуда, но что он мог понимать? Наконец, тьма скрыла ее от мира и мир от нее, тьма подарила ей новый мир, намного лучше старого. Есть лишь тьма и покой, лишь мир и тишина…


Посвящается Никандровой Ирине,
верному другу, отличному советчику и
просто хорошему
человеку.

 
Скачать

Очень просим Вас высказать свое мнение о данной работе, или, по меньшей мере, выставить свою оценку!

Оценить:

Псевдоним:
Пароль:
Ваша оценка:

Комментарий:

    

  Количество проголосовавших: