Евгений Добрушин


ПОДРОБНОСТИ - МЕЛКИМ ШРИФТОМ


     Сидоров сидел в кресле и читал газету. Его привлекло одно рекламное объявление: «Фирма «Рог изобилия». Исполнение любого желания за небольшие деньги».
     Он взял телефон, и набрал номер.
     - «Рог изобилия». Здравствуйте! Чем могу вам помочь?
     Голос в трубке показался ему знакомым.
     - Васек, ты?
     - Ну, я. Сидоров?
     - Он самый. А ты че, в самом деле?..
     - Да. Что хочешь, то и сделаю. За бабки.
     - Тогда дуй ко мне и принеси банку черной икры.
     - Десять долларов. Идет?
     - Гадидзэ!
     Через полчаса позвонили в дверь. Сидоров открыл.
     Васильев был одет, как типичный бомж - старая, грязная куртка, шапка-ушанка, в которой он ходил еще в школе, рваные ботинки, давно нестиранные джинсы, тоже рваные. И только сотовый телефон, болтающийся на ремешке куртки, выдавал в нем «бизнесмена».
     - Привет, Васек! - сказал Сидоров. - Икру принес?
     - Вот! - Васильев протянул банку.
     - Здорово! Ну, проходи. Разговор есть. Да не бойся, в этот раз бить не буду. Гы-гы!
     В классе Васильев был самым тихим мальчиком. Над ним издевались все, а Сидоров больше всех. С тех пор прошло уже больше десяти лет. И вот - встреча двух бывших одноклассников.
     Они прошли в гостиную.
     - Ну, садись, рассказывай, как ты дошел до такой жизни, - в присутствии неудачников, Сидоров всегда чувствовал себя «значимым» человеком.
     - Десять долларов, - сказал Васильев.
     - Что «десять долларов»? - не понял хозяин.
     - Заказ стоит десять долларов.
     - А, да! Извини…
     Сидоров полез в карман и достал мятую бумажку.
     - Еще чего желать будешь?
     - Хочу тебя трахнуть!
     Васильев изменился в лице.
     - Шучу, шучу! - засмеялся Сидоров. - Кстати, познакомься - моя жена Лариса.
     Гость и не заметил, как в комнату вошла хозяйка. В ней он сразу узнал Ларису Петрову. Его первую любовь. Первую и единственную. Тоже, из их класса.
     - Здравствуй, Федя, - сказала она.
     - Здравствуй, - сказал Васильев, и тяжело вздохнул.
     - Не вздыхай глубоко, не отдадим далеко! - съязвил Сидоров. Он рассматривал банку с икрой.
     - Блин! - вдруг воскликнул он. - Да ее цена в магазине сто пятьдесят рэ! Это же в два раза меньше, чем я тебе заплатил!
     - Еще сто пятьдесят рублей - за доставку, - глядя в пол, сказал Васильев.
     - Ну, ты жук!
     Сидоров разозлился. В первый раз его провели, как лоха. Да еще кто! Васек!
     - Ничего я не жук…- обиделся гость. - Просил икру - получил икру. Цена была оговорена заранее. По-моему, все честно…
     - А если бы я что другое попросил?
     - Проси. Только цена будет другая.
     - Хе-хе… А если я попрошу у тебя миллион?
     - Миллион чего?
     - Ну, долларов.
     - Попросишь - получишь.
     - Ага. А заплатить я тебе буду должен два «лимона». Так?
     - Нет. Всего десять тысяч. Мне хватит одного процента с этой суммы.
     - Да?! Но заказ я оплатить должен, разумеется, вперед?
     - Нет. Вначале получишь свой миллион, потом - оплата.
     - А доллары будут настоящие?
     - Самые, что ни на есть!
     - Ты что, в самом деле, меня за лоха держишь?
     - Почему, за лоха?
     - Ну, если ты мне можешь дать миллион, почему ты сразу не возьмешь его себе? Зачем тебе этот жалкий процент?
     - Это уже мое дело.
     - Ты, точно, больной на голову!
     - Так, я пошел…- Васильев поднялся.
     - Стой! - крикнул Сидоров. - Ладно. Допустим, я согласился.
     - Нет. Без «допустим». Нельзя быть «немножко беременным».
     - Сам ты беременный! Козел!
     - До свидания! - Васек направился к двери. Он изо всех сил старался не смотреть на Ларису, но у него это плохо получалось. Особенно, после того, что он прочел в ее глазах. Не зря говорят, что русская женщина любит, когда жалеет.
     - Ладно, Васька, подожди!
     Васильев остановился.
     - А ты, в самом деле, можешь раздобыть мне миллион?
     - Да. Я же говорю - любое желание.
     - Ха! Любое желание! А если я захочу стать американским президентом?
     - Пожалуйста!
     - Ты что, совсем идиот? Для этого надо родиться в Америке! Быть коренным американцем, понимаешь? А я чисто русский! И родился здесь! В Москве! Фирштейн?
     - Слушай, чего ты хочешь? - устало спросил Васильев. Его вдруг охватила жуткая тоска.
     - Так, все! Давай миллион, и вали отсюда!
     - Хорошо.
     Федор полез в карман куртки и достал оттуда сложенный вчетверо листок бумаги.
     - Вот договор. Прочитай и подпиши.
     - А это еще зачем?
     - Так надо.
     - Странно… Икру ты мне принес сразу, а тут какие-то подписи, договора…
     - Миллион долларов - очень большая сумма. За каждое выполненное желание я несу моральную ответственность.
     - Ага! У тебя же солидная фирма! Гы-гы-гы!
     Сидорова все это весьма забавляло.
     - Ладно, давай сюда свою бумаженцию!
     Васильев протянул ему ксерокопию.
     Тот, не читая, подмахнул подпись.
     - На твоем месте, я, все-таки, прочитал бы договор, - с неясной угрозой сказал Федор.
     - Да пошел ты! Ты лучше скажи, когда будет миллион?
     Васильев улыбнулся и посмотрел на часы.
     - Ровно в три часа.
     - Через десять минут, что ли?
     - Да. Через десять минут его принесут.
     - Принесут?
     - Да.
     - Ну, ты точно трахнутый! Слушай, на кой ты мне морочишь голову?
     - Ты хочешь миллион долларов - ты его получишь.
     - А если бы я захотел миллиард?
     - И его бы ты получил.
     - А звезды с неба ты умеешь доставать?
     - Не знаю, не пробовал…
     - Не пробовал? Ха-ха-ха! Ну, ты даешь!
     Васильев сидел молча и как-то странно улыбался. Его настроение явно улучшилось.
     Тут настенные часы, весьма топорной работы «под старину», пробили три раза.
     И тут же раздался звонок в дверь.
     На лице Сидорова появилась тревога.
     - Лариса, открой!
     Через минуту жена Сидорова внесла в комнату небольшой чемоданчик-дипломат.
     - Это тебе, Саша, - протянула она его мужу.
     Тот внимательно посмотрел на Федора. Васильев разглядывал свои грязные ногти.
     Хозяин квартиры положил «дипломат» на стол и открыл его.
     Чемоданчик весь был забит пачками зеленых купюр.
     - Там ровно миллион, - спокойно сказал Васильев. - Можешь не пересчитывать.
     Трясущимися руками Сидоров достал сотенную из пачки. Долго проверял ее. Доллары были настоящие.
     - Вот это да! - он опустился в кресло. - Слушай, Федя, как ты это делаешь?
     - Не важно. Давай, оплачивай заказ.
     - Да, конечно, извини.
     Сидоров засуетился, подскочил к чемоданчику, стал отсчитывать десять тысяч.
     - А что это тут написано мелким шрифтом? - вдруг спросила Лариса. Пока ее муж приходил в себя от пережитого шока, она прочитала договор.
     - Читай, - сказал бомж. - Ведь можно же прочесть?
     - Тут написано, что за последствия выполнения заказа фирма ответственности не несет.
     - Совершенно верно.
     - А что это означает?
     - А сейчас увидите…
     Тут на лбу у Сидорова загорелось маленькое красное пятнышко. Это был след лазерного прицела. Через три секунды хозяин квартиры лежал мертвый на полу. В окне зияло маленькое отверстие от пули. Скорее всего, выстрел был произведен из квартиры напротив.
     Лариса сидела бледная как полотно.
     - Ты негодяй, Васильев, - тихо сказала она.
     - Надо было внимательно читать договор.
     - Зачем ты это сделал?
     - Это не я сделал. Всему есть своя цена. Цена жизни Сидорова - миллион долларов. Он получил миллион, потерял жизнь.
     - А цена твоей жизни?
     - Меньше. Гораздо меньше. Поэтому я и не выполняю сам своих желаний.
     - А почему ты сразу не сказал ему об этом?
     - А он не спрашивал. Его интересовало, сколько он заплатит мне, а не Богу. Мне он должен только десять тысяч.
     - А ты что, имеешь связь с?..
     - Что-то вроде этого. Кстати. Скоро здесь будет милиция. Если ты не исчезнешь отсюда в ближайшие пятнадцать минут, тебя посадят.
     - Куда же я могу исчезнуть?
     - А куда хочешь! - Васильев уже положил свои деньги в карман и собрался уходить. Чемодан с миллионом (за вычетом одно процента от суммы), продолжал лежать на столе.
     Женщина подошла к нему, закрыла «дипломат».
     - Хочу в какую-нибудь теплую страну, - сказала она.
     - В Африку? - спросил Федор.
     - Нет. В Америку. В Калифорнию. Что мне это будет стоить?
     - Для меня или для Бога?
     - И то, и другое.
     - Для меня - десять тысяч долларов. Для Бога - пять лет тюрьмы за незаконное проживание на территории США.
     - Так не пойдет.
     - Тогда пятнадцать лет советской тюрьмы. За убийство мужа.
     - Я его не убивала.
     - Это ты прокурору будешь объяснять.
     - Я его не убивала!
     - Лариса. Послушай. Все что сейчас происходит - последствия подписанного Сашей договора. Они могут ударить по любому из нас. В том числе, и по мне.
     - Что же делать?
     - Не знаю. Если хочешь - оставим деньги здесь, и уйдем. Тогда нас не заподозрят. Свои десять тысяч я заберу. Первое время, сможем продержаться. А там, глядишь, я заработаю.
     - Своей фирмой?
     - Ну да. Больше я ничего не умею…
     - А если тебя убьют за твои дела?
     - Значит, судьба.
     - Господи! За что мне это?! - Лариса начала плакать. Сидорова она давно уже не любила. Но себя она любила всегда.
     - Так ты идешь? - спросил Федор.
     - Иду…
     Они шли по улицам Москвы. Федор Васильев впереди, Лариса Сидорова чуть отставая.
     Солнце медленно клонилось к закату.
    
     27.12.2004

 
Скачать

Очень просим Вас высказать свое мнение о данной работе, или, по меньшей мере, выставить свою оценку!

Оценить:

Псевдоним:
Пароль:
Ваша оценка:

Комментарий:

    

  Количество проголосовавших: