Ольга Бэйс


ТУПИКОВАЯ СИТУАЦИЯ

     Появление в моей конторе комиссара Катлера без предварительного согласования могло означать только то, что произошло нечто сверх необычное или нелепое. Права ли я в своих определениях, предоставляю судить вам.
     В тот момент, с которого все и началось, мы с Дэвидом в моем кабинете обсуждали очень важный для нас вопрос. Дэвид Сомс получил повышение, он возглавил отдел светской хроники в своей газете. Разумеется, он получил и солидную прибавку к жалованью. Этот факт доставил ему особое удовольствие. Событие вызвало у нас естественное желание его отметить. Дэвид предложил провести пару дней в Мэрвике, а я уговаривала его поехать на острова. Там всегда есть местечко, где все блага цивилизации можно обменять на великолепие природных красот, тишину и романтику.
     Вдруг открылась дверь, и мы увидели комиссара. Эрик Катлер вошел в мой кабинет и молча сел в кресло рядом с Дэвидом. Мы замолчали в ожидании естественных при данных обстоятельствах приветствий и хоть какой-то информации, поскольку справедливо полагали, что визит комиссара полиции связан все же с каким-то конкретным делом. Но прошло уже, как казалось, несколько минут, а мы не услышали ни слова. Даже привычного «приветствую вас, коллега».
     Я уже открыла было рот, чтобы задать хоть какой-нибудь завалящий вопрос, но тут мы, наконец, услышали:
     - Я пришел к вам как к специалисту по нелепым ситуациям, - заговорил комиссар без всяких вступлений. - Скажите, коллега, если двадцать человек утверждают, что они видели что-либо, при этом их показания совершенно не отличаются между собой, то можно им верить?
     - Думаю, вполне, - ничего не понимая, ответила я.
     - А если другие двадцать человек так же уверено подтверждают факт, полностью опровергающий то, что было уже установлено предыдущим опросом?
     - Послушайте, комиссар, а не проще ли вам рассказать мне, как все было, а не загадывать загадки, смысл которых мне абсолютно непонятен…
     - Да, да. Вы правы. К тому же Дэвид вам наверняка уже тоже может рассказать свою версию этой истории.
     - Это правда? - Задала я свой вопрос уже своему другу, журналисту.
     - Ну, если речь идет об исчезновении господина Кермана, то мне действительно кое-что известно, поскольку я был на этом приеме. Но мне казалось, все уже разъяснилось, я видел Эдвину Керман…
     - Вот, вот! Вы ее видели! Когда?! – волнение комиссара мне было совершенно непонятно.
     Однако, получив более конкретную информацию, я была озадачена не меньше Эрика Катлера. На вилле Марка Кермана был прием, по случаю его двадцатилетия на посту генерального директора «Грандфарма». Поговаривали, что фирма находится в стесненных обстоятельствах, но прием, тем не менее, состоялся на высшем уровне. Присутствовало человек сто, такое впечатление, по крайней мере, сложилось у Дэвида. Обстановка была обычная для подобных мероприятий, несколько слов от благодарных подчиненных и клиентов, немногословный ответ хозяина дома, и все свободны. Кто-то лакомился деликатесами, кто-то тихо напивался, дамы демонстрировали туалеты и драгоценности, мужчины делали вид, что их интересует политика, - все как всегда. Никто ни за кем не следил, каждый был занят собой. Но, когда хозяин виллы господин Керман садился в такси и уезжал в неизвестном направлении, его видели человек двадцать. Они обратили на это внимание, так как поступок хозяина дома выходил за рамки обычного сценария. Действительно, покинуть вечеринку в собственном доме, что называется, по-английски, да еще воспользоваться услугами такси, имея в гараже шесть машин и постоянно дежурившего там шофера! Но самое странное состояло в том, что все свидетели утверждали, что Кермана сопровождала жена. Однако именно Эдвина Керман и подняла весь этот переполох. Она опоздала на юбилей мужа. Офис фирмы «Стайтур», принадлежащей Эдвине, находится в Мэрвике. Жена виновника торжества была на побережье, решая свои коммерческие проблемы, и должна была прилететь еще утренним рейсом, но задержалась на несколько часов из-за какой-то важной для ее бизнеса встречи. Когда госпожа Керман все же появилась на вилле, то обнаружила, что мужа там нет. Она не только удивилась, она по-настоящему встревожилась. Конечно, пыталась связаться с Марком по сотовому телефону, но выяснилось, что его аппарат остался дома, что тоже выходило за рамки привычного. То, что Эдвина говорила правду, не вызывало ни малейшего сомнения. Ее показания подтвердили свидетели в Мервике, где она садилась на самолет, и те, кто летел с ней, и те, кто обслуживал этот рейс.
     Теперь мне было понятно, почему Эрик Катлер назвал эту ситуацию нелепой. Но что мне было сказать комиссару? Я могла только разделить его недоумение. Впрочем, вряд ли он пришел ко мне за советом, скорее, ему нужно было просто с кем-то поделиться… Не мог же комиссар полиции признаться начальству, а тем более подчиненным, что оказался в тупике. В этом странном деле действительно не было ни одной зацепки. Сначала была надежда на водителя такси. Но ни один гараж не зарегистрировал заказ машины по этому адресу. Полиция провела гигантскую работу, опросив всех таксистов столицы, работавших в этот день и примерно в это время, но ни один из них не привозил пассажира по нужному адресу и не забирал никого оттуда. В общем, возник естественный вопрос: а было ли это такси? Однако существовали показания двадцати свидетелей, и с этим нельзя было не считаться.
     - А по каким признакам свидетели определили, что это было именно такси? – Этот вопрос вызвал, судя по всему, искреннее недоумение и комиссара, и Дэвида.
     - Все машины, которые занимаются частным извозом, имеют соответствующие опознавательные знаки, - терпеливо ответил Эрик Катлер.
     - А если этими опознавательными знаками воспользовался кто-то, не имеющий отношение к этому роду деятельности? – попыталась я продолжить свои размышления.
     - Теоретически такое вполне возможно, но зачем?
     - Не знаю, пока… Я просто пытаюсь найти хоть какое-то разумное объяснение бессмысленной ситуации. Не могла же исчезнуть и машина, или шофер был в сговоре с Керманом, а тот просто сбежал по каким-то только ему пока известным причинам… Он, кстати, не прихватил с собой что-нибудь ценное?
     - Он не прихватил даже личные вещи…
     - Тогда совсем ерунда получается.
     - Да, и если уж он хотел скрыться, то мог бы, не вызывая никаких подозрений, спокойно покинуть свой дом и взять то же самое такси на соседней, например, улице. – Добавил Дэвид
     - Да, время и место выбрано не слишком удачно…

     Вопросов действительно было очень много, и я не уверена, что мы нашли бы на них достойные ответы, если бы на следующий день все, или почти все, не прояснил сам господин Керман. Да, да, он был жив и здоров, и не собирался скрываться, имело место простое недоразумение. Вот каким было его объяснение:

     Когда после обязательной торжественной части Марк Керман поднялся к себе в спальню, чтобы переодеться в более удобную одежду, ему позвонили из Стренчфилда и сообщили, что его школьный товарищ Дан Коэн, которого он не видел много лет, попал в автомобильную аварию и находится в больнице в тяжелом состоянии. И что, придя в сознание на несколько минут, Дан просил позвонить по этому телефону. Керман был очень взволнован этим известием, хотя и очень удивлен, так как с трудом вспомнил этого человека. Но он не мог поступить иначе и решил немедленно ехать в эту больницу, в спешке выбежал на улицу и сел в такси, причем именно в то, в котором приехала из аэропорта его жена. Он видел, как она вышла из машины и был уверен, что она его видела тоже, он даже успел ей крикнуть, что едет в Стренчфилд и позвонит с дороги. Но в этот момент громко играла музыка, а Эдвина, озабоченная своими проблемами и ожидая увидеть мужа в доме, а не рядом с машиной, просто ничего не заметила и не услышала. Свой сотовый, как мы уже знали, Керман забыл на тумбочке в спальне, с кем не бывает, а именно этого шофера такси никто не спрашивал о пассажире, так как считалось, что пропавший хозяин дома исчез раньше. Вот такая череда невероятных совпадений привела к ситуации, поставившей в тупик полицию и частного детектива Мэриэл Адамс. Почему все свидетели решили, что Эдвина садилась в машину вместе с мужем, а не выходила из нее? Видимо, так всем показалось логичнее, но теперь это уже не имело особого значения.
     Однако, это еще не все, в Стренчфилде господина Кермана тоже ждал сюрприз.
     В больнице очень удивились, когда он попытался там узнать о состоянии своего друга, так как такого пациента у них просто не было. К счастью, история с аварией оказалась чьей-то глупой шуткой. Марк и Дан, которого удалось легко найти, так как он жил там же, где и двадцать с лишним лет назад, попытались выяснить, кто же был этот злой шутник и даже обратились в полицию, но дело оказалось абсолютно безнадежным, тем более, что никто серьезно не пострадал, а значит, трудно было ожидать особого рвения от местного комиссара. Этот жестокий розыгрыш задержал господина Кермана в Стренчфилде, и он даже не представлял, какой переполох поднялся в связи с его поездкой.

     Эта версия событий вполне удовлетворила полицию, и можно было в этом деле поставить точку, но у меня остались вопросы:

     1. Почему все свидетели утверждали, что Эдвина садилась в машину, а не вышла из нее? Версия ее мужа меня не убедила.
     2. Если Марк Керман забыл дома свой телефон, почему он не воспользовался любым другим аппаратом для разговора с женой, если уж он ей это пообещал? Трудно себе представить, чтобы таковых не оказалось в Стренчфилде.
     3. Почему, учитывая близость Стренчфилда и перечисленные выше обстоятельства, Керман не вернулся домой хотя бы на следующий день и даже не попытался связаться со своими компаньонами по бизнесу, которые, кстати, были обеспокоены его исчезновением ничуть не меньше, чем жена, и это было вполне понятно.

     В отличие от комиссара Катлера, у меня было и время, и желание попробовать найти ответы на эти вопросы. А еще у меня был мой друг Дэвид.
     Выходные мы решили все же провести в Мэрвике, в этот раз Дэвид одержал победу. Хотя мне было жаль расставаться с идеей отдыха на одном из островов Пармского архипелага.
     До конца недели еще было достаточно времени, чтобы кое-что уточнить. Например, мне казалось необходимым побеседовать с шофером такси, который вез Эдвину Керман из аэропорта, а ее мужа в Стренчфилд.
     Комиссар Катлер очень удивился моей просьбе, но нужный телефон все же дал. Он и сам прекрасно понимал, что в этой истории и ее счастливой развязке есть сомнительные места, однако комиссар - лицо официальное, и разгадывание всяких загадок при отсутствии потерпевших было для него непозволительной роскошью.

     У меня не было уверенности, что Зоран Кович, так звали таксиста, захочет ответить на мои вопросы, но он оказался очень симпатичным и легким в общении человеком, и несомненным ценителем женской привлекательности. Он наговорил мне столько комплиментов, сколько я, пожалуй, не слышала еще ни от одного мужчины, включая Дэвида.
     - Госпожа Адамс, я был бы счастлив, если бы вы мне разрешили хотя бы в нашем коротком разговоре называть вас вашим благозвучным именем Мэриэл,– с такой вот весьма странной просьбой обратился ко мне Зоран в самом начале нашего разговора.
     - Нет проблем, господин Кович, - ответила я.
     - Зоран, мне будет приятно, если такая красивая женщина не откажется называть меня просто Зоран.
     - Хорошо, меня это вполне устроит, если вы ответите на все мои вопросы…
     - Спрашивайте, Мэриэл.
     - Собственно, мне хотелось бы, чтобы вы как можно подробнее описали мне все, что произошло, когда вы привезли госпожу Керман по адресу…
     - Да, да, это ведь было всего два дня назад… или три? Неважно, я прекрасно помню и эту даму, и ее красивый дом.
     - Вот и хорошо, итак, вы подъехали к дому…
     - Да, я хотел подвезти ее к самой двери, там была прекрасная подъездная дорога. А она попросила, чтобы я остановился чуть раньше, в месте, которое, как мне кажется, было не так ярко освещено… Понятно, женщина чувствовала себя уставшей после перелета… Я открыл ей дверцу, она уже хотела уйти, но тут вдруг забеспокоилась и сказала, что уронила сумочку…
     - Она сидела на переднем сидении во время поездки?
     - Нет, она сказала, что предпочитает ехать сзади…
     - Извините, я вас перебила, так что же там с сумочкой?
     - Все благополучно, она действительно нашла ее на полу под сидением.
     - Значит, на какое-то время ей пришлось вернуться в салон машины?
     - Да, я бы, конечно, мог и сам, но ведь это заняло всего пару минут… хотя, возможно, и чуть побольше, она не сразу, видимо, увидела…
     - Пассажир до Стренчфилда сел в машину, когда госпожа Керман еще искала свою пропажу?
     - Да, хотя все это длилось совсем недолго. Вот он как раз занял именно переднее сидение.
     - Значит, госпожа Керман и пассажир, который занял в вашей машине сидение рядом с вами, друг друга не видели?
     - Ну, почему же не видели? Может, не обратили внимания…
     - А что было потом?
     - Она ушла, а мы уехали в Стренчфилд…
     - Вы ведь заметили, что в доме Керманов была вечеринка?
     - Да, конечно, в саду было много народу…
     - Был ли кто-нибудь в непосредственной близости от вашей машины?
     - Не думаю, ближе к дому стояли столики, гости толпились там.
     - Там было светло?
     - Разумеется…
     - Спасибо, Зоран, вы мне очень помогли.
     - Вы уже выяснили все, что хотели?
     - Кажется, да…
     - Вы мне не расскажете? Не то, чтобы меня интересовали чужие дела, но я никогда не разговаривал с детективом… А вы еще и очень красивая женщина. Мне не хочется, чтобы наш разговор закончился так быстро.
     - Да, собственно, рассказывать пока нечего, я всего лишь выяснила, что, по крайней мере, один человек говорил неправду.
     - Надеюсь, вы не имеете в виду меня?
     - Нет, у вас нет для этого мотива, во всяком случае, я его не вижу. Еще раз спасибо, Зоран, было очень приятно с вами пообщаться.
     - Мы могли бы встретиться и…
     - Возможно, мы еще увидимся, у меня есть ваш телефон.
     - Я буду ждать вашего звонка.

     Вечером я рассказала Дэвиду все, что мне удалось выяснить.
     - Да, Марк Керман несколько изменил факты, излагая свою версию. – Задумчиво проговорил Дэвид. – Но… Чтобы представить все именно так, как он говорит, Эдвина должна была создать у свидетелей впечатление, что она приехала позднее… Это понятно, но ведь она устроила совершенно абсурдную ситуацию. Пожалуй, я могу представить, как это произошло. Смотри, - Дэвид взял лист бумаги и стал чертить, - вот это дом, тут подъездная дорога. Машина останавливается здесь, например. Эдвина выходит из машины через дверцу, которая практически не видна людям, стоящим у столиков, она обходит машину, как бы направляясь к дому, затем вспоминает про сумочку и возвращается в машину уже через другую дверцу на виду у всех, кто мог наблюдать за этой сценой. Затем из дома выходит Керман, его все видят, он садится в такси, которое его жена незаметно покидает так же, как она это сделала раньше. Рядом есть небольшая и плохо освещенная тропинка, по которой можно было незаметно для гостей попасть домой. Выждав какое-то время, дама начинает, как бы, искать мужа, ну остальное-то мы знаем…
     - Тогда получается, что они были в сговоре и вместе разыграли всю эту комедию! Но зачем?!
     - Пока не знаю, но наверняка не из любви к массовым розыгрышам, не те это люди.
     - Но ведь можно все проверить в том же Стренчфилде…
     - Скорее всего и там все разыграно, как по нотам. И проверка ничего не даст. Слабое звено – только таксист, но кто бы его стал допрашивать? Ведь ничего не случилось, простое недоразумение, много шума из ничего…

     Ночью я долго не могла уснуть. В голове у меня все время крутилась не самая важная фраза, из нашего с Дэвидом последнего разговора: «…это не те люди». А действительно, что я знаю об этой супружеской паре? Ведь, чтобы понять мотивы человека, нужно побольше о нем узнать!
     Моя рука сама потянулась в сторону телефона, хотя было уже два часа ночи.
     - Дэвид, ты уже спишь?
     - А как ты думаешь, посмотри на часы…
     - Ты не оригинален.
     - Что ты говоришь?! Чтобы это сообщить, ты меня и разбудила?
     - Нет, конечно…
     - Так что случилось? Мэри, я прошу тебя…
     - Терпеть не могу, когда ты называешь меня Мэри!
     - А ты думаешь, что мне очень нравится, когда ты меня будишь среди ночи и полчаса морочишь мне голову, ничего не объясняя?
     - Я бы давно тебе все сказала, если бы ты меня слушал, а не ворчал, как старый зануда.
     - Я тебя слушаю!
     - Дэвид, а что за люди эти Керманы? Ты ведь хоть немного с ними знаком?
     - И это не могло подождать до утра?!
     - Но ведь должна же быть хоть какая-то причина!
     - Понятно, что причина есть.
     - Вот я хочу знать, что они за люди, что они любят, что их заботит, ради чего они могут рискнуть…
     - Я не настолько хорошо их знаю, чтобы утверждать что-нибудь наверняка, но, по-моему, единственное, из-за чего Керман может пойти на риск, - это деньги. Давай все же поговорим об этом завтра.
     - Хорошо, спи!
     - Спокойной ночи.

     Похоже, Дэвид решил отыграться утром. В шесть часов утра я с трудом сообразила, что звонит телефон.
     - Доброе утро, пора вставать и приниматься за дело, госпожа великий детектив! – голос, звучавший в трубке, был достаточно бодрым, чтобы вызвать у меня вполне мотивированный приступ бешенства…
     - У меня нет слов… - мой тон был куда красноречивее прозвучавшего текста.
     - Если ты думаешь, что я решил отплатить тебе за ночной звонок, то ты не совсем права, у меня есть информация, которая должна тебя заинтересовать.

     Эти слова сразу вернули меня в рабочее состояние, любопытство одержало победу над раздражением и желанием вернуться под одеяло.
     - Так и начинал бы с главного…- почти миролюбиво проговорила я.
     - Вот, что сегодня будет в нашей газете: слухи о финансовых трудностях «Грандфарма» оказались необоснованными, приобретение лицензии на выпуск новейшего препарата, заменившего инсулин и избавившего миллионы людей от ежедневных инъекций, принесет такие прибыли, которые могут гарантировать процветание этой фирме на ближайшие десять лет.
     - Замечательно, но какое отношение это имеет к тому, что произошло с Керманом? Он что, за время своего отсутствия ограбил банк?
     - Не думаю, но я бы просмотрел сводки о биржевых операциях за последние несколько дней.
     - Это еще зачем? При чем тут биржа? Ты объяснишь мне, наконец, что ты там откопал?
     - Ничего я не откопал, напряги свои извилины…
     - Слушай, через час я буду у себя в конторе, жду тебя там, надеюсь, что моих умственных способностей хватит для понимания твоих неожиданных идей.

     Когда мы продолжили разговор в моем кабинете, у меня уже тоже возникли некоторые соображения, но я, тем не менее, позволила моему другу в полной мере насладиться столь необычной для нашего многолетнего знакомства ситуацией.
     - Насколько я понимаю, ты считаешь, что весь этот трюк с исчезновением и счастливым возвращением Марка Кермана был нужен… – Дэвид не дал мне закончить фразу.
     - Ну, это же очевидно, что Керманы сделали все, чтобы об этом происшествии знало как можно больше людей.
     - Да, один выбор места и времени чего стоил!
     - Я подумал, а как это могло отразиться на бизнесе Кермана? Ходят слухи о финансовой нестабильности фирмы, генеральный директор которой вдруг исчезает при очень странных обстоятельствах… Ну, теперь понимаешь?
     - На бирже это приводит к тому, что акции «Грандфарма» резко дешевеют, так как напуганные держатели стараются как можно быстрее от них избавиться, и что это дает Керману? Да и, судя по твоей информации, этого не произошло.
     - Вот именно, что произошло!
     - Тогда не понимаю, откуда взялись деньги, или у фирмы теперь другой владелец?
     - Нет, и генеральный директор на месте, кроме того, он владеет сейчас контрольным пакетом! Слушай и вникай: за несколько дней до своего юбилея Керман потихоньку продает все акции своего предприятия, какие он только может продать. Слухи о финансовых проблемах «Грандфарма» еще не слишком повлияли на курс, и цены достаточно высоки. Но вот разразился скандал, и произошло все то, о чем ты уже говорила. Кто-то по поручению Марка скупает эти же самые акции по смешной цене. Теперь понятно?
     - Еще бы! Кажется, это называется сыграть на понижение?
     - Возможно, я не силен в терминах. Только это самое понижение и было спровоцировано той нелепой ситуацией, с которой все началось.
     - А как ты думаешь, зачем ей понадобилась эта мистификация с машиной? Достаточно было убедить всех в таинственном исчезновении…
     - Думаю, это был экспромт, судя по всему, Эдвина действительно уронила сумочку, а уже после придумала эту комбинацию с дверцами…
     - Будем считать загадку разгаданной. Не знаю только, что нам дает этот факт, вряд ли это можно считать преступлением, хотя и есть сомнения в корректности подобных действий…
     - Это позволит нам спокойно провести два выходных дня, наслаждаясь морем, солнцем и комфортом самого лучшего отеля на побережье.


 
Скачать

Очень просим Вас высказать свое мнение о данной работе, или, по меньшей мере, выставить свою оценку!

Оценить:

Псевдоним:
Пароль:
Ваша оценка:

Комментарий:

    

  Количество проголосовавших: