Елена Горбачевская


МАЛЕНЬКОЕ ВОЛШЕБСТВО

 

Посвящается моему сыну.

 

Антипий остановил бегунца прямо перед крыльцом, освободил его от обязанностей, и тот тут же воспользовался положением: отрастил ложнокорни и принялся вгрызаться ими в землю.

- Ну, что, Ефграф Никанорович, добро, как говорится, пожаловать! – обратился Антипий к своему спутнику, невысокому плотному мужчине лет сорока с начинающейся лысинкой и добрым, улыбчивым лицом.

- О! Это и есть Ваш алекс, о котором все только и говорят?! Никогда бы не подумал, что это – не типовая модель, - покачал головой гость.

- И тем не менее, - с заметной гордостью произнес Антипий. – «Алекс-147, версия D», самая что ни на есть обычная модель. Это все – старания моей Феклуши. Она, у меня видите ли, художник. Причем не только по профессии, но и во всем остальном. Вот и смогла превратить типовую модель в нечто необычное. А вот, собственно, и она!

- Здравствуйте! – на пороге появилась изящная женщина лет тридцати с роскошными черными волосами и пронзительно-голубыми глазами.

- Вы, наверное, и есть Фекла Аристофановна, - улыбнулся гость. – Мне Антипий Апполинарьевич о Вас много рассказывал. А я – его в каком-то смысле коллега, Ефграф Никанорович.

- Представьте себе, я о Вас тоже очень много слышала, - улыбнулась хозяйка. – И очень рада наконец-то познакомиться очно!

Неизвестно, сколько бы еще продолжался этот версаль с взаимными ахами и охами, если бы из-за алекса не выскочили два в меру чумазых пацаненка, которые тут же повисли на Антипе.

- Ура! Папа приехал! – заверещал старший.

- Ой, папа, а ты представляешь, - начал было младший, но тут увидел совершенно постороннего дяденьку. – Ой, здрасьте!

- Здравствуйте! – смущенно пробормотал старший.

- Добрый день, – улыбнулся гость и повернулся к Антипу. – А это Ваши детишки?

- Они самые. Старший – Саша, младший – Леша.

- Ой, какие чудесные старинные имена! Александр и Алексей! Надо же, такие редкие…

- … и почти забытые, - радостно продолжил младшенький. – Почему-то все взрослые так всегда говорят. Правда, папа?

Антипий только вздохнул.

- Папа, а почему мы с Сашкой – забытые? А кто нас забыл? А где? И как вы с мамой нас нашли? И почему ты никогда об этом не рассказывал?

- Потом, Лешенька. Ты же видишь, у нас гость, - отец крайне выразительно посмотрел на старшего.

Тот вздохнул, смиряясь с неизбежным, понимающе глянул на отца и произнес:

- Слышь, Леха, ты давно смотрел, что там Бучука поделывает?

- Нет… То есть да, давно. А что?

- Да он уже, наверное, вылез и пошел разорять наш сад!

- Правда?! – глаза малыша округлились. – Побежали быстрее!

Не прошло и секунды, как детишек и след простыл.

- Проходите, Евграф Никанорович, - вздохнул Антип. – У нас есть как минимум полчаса для того, чтобы спокойно попить чаю и обсудить наши вопросы.

- Бога ради, коллега, скажите мне, кто такой этот таинственный Бучука? – спросил гость, усаживаясь за стол.

- Не поверите, но я понятия не имею! Про Бучуку я услышал впервые одновременно с Вами. До этого, правда, некоторое время центром интереса пребывал Карабаба, еще раньше – Румцайс, но…

- Все это – фантазии наших детей, - вздохнула Фекла, наливая гостю чай. - Знаете, в этом мире, когда даже характер домашней кошки строго запрограммирован алексом, а места для случайностей не осталось вовсе, им немножко скучновато. Вот и выдумывают всяких странных существ, которые якобы живут то в саду, то в каком-то темном уголке алекса, то через дорогу. Выдумывают, а потом устраивают за ними слежку. При этом Шурка, старший, то и дело подзадоривает Лешу тем, что якобы только что видел этого таинственного Шумбу-Румбу или как они их там называют. Ну, а малыш, естественно, верит и изо всех сил старается увидеть сам.

- Да, действительно, - вздохнул Евграф Никанорович. – Мы-то в детстве хоть имели возможность коленку разбить, катаясь на велосипеде. А сейчас, как бы ребенок ни старался упасть, покрытие приподнимется и поймает его. С одной стороны, такая безопасность – дело хорошее, но с другой… Знаете, какое у меня в детстве было приключение?

Хозяин вежливо пожал плечами. Мол, всю жизнь мечтал узнать об этом.

- Однажды я видел подлинный костер!

- Что, самое настоящее открытое пламя?! – правильные брови Феклы удивленно приподнялись.

- Не просто пламя, а костер, который горит из побегов растений!

- Вот это да! – удивился и Антип.

- Более того, - продолжал гость. – Я упросил родителей, и мне разрешили даже самому бросить один такой высохший побег, хворост называется. Так вот, вы не представляете, какие это были ощущения! Это тепло живого, настоящего древнего огня… Ничего с этим не может сравниться!

- Надо же, - покачал головой Антип. – А я сколько ни просил своих родителей устроить мне костер, им так и не разрешили…

- Совершенно верно, Антипий Апполинарьевич, буквально на следующий год розжиг костров был в целях безопасности строжайше запрещен. Я, можно сказать, в последний момент успел. Такой вот подарок мне сделали родители к окончанию школы. Мне ведь всего-то двадцать пять было. Да… Так, знаете ли, это подарок всю мою судьбу определил!

- Как это? – удивилась Фекла.

- Когда я смотрел на эти такие настоящие, живые языки пламени, такие добрые и страшные одновременно, я решил, что буду изучать историю. Мне показалось, что ничего не может быть интереснее, чем узнавать новые подробности о тех людах, которые не в праздник, не по лицензии, а просто так грелись когда-то у костра… Что-то я заболтался, домой пора, уж извините.

- Вы только не забудьте чип с инструкцией для модулятора, - спохватился хозяин.

- Ах, да, спасибо.

Гость взял коробочку с чипом и принялся пристраивать ее в свой портфель-баул. Однако, стоило ему только раскодировать замки, как оттуда посыпались какие-то совершенно странные вещи. Больше всего они напоминали древнюю бумагу. Антип смутно помнил, что когда-то, еще задолго до его собственного рождения, был распространен такой носитель информации, который производился (страшно даже подумать!) из тканей деревьев. Антип поднял один из упавших предметов. Точно, так и есть, бумага! Кусочки бумаги были подогнаны под один размер, сложены в стопочку и лихо перехвачены какой-то толстой коркой.

- Что это? – изумленно спросил он.

- Книги, - улыбнулся Евграф. – Самые настоящие древние книги на бумажной основе!

- Простите, но никак не могу взять в толк, зачем они Вам?

- Видите ли, когда я изучаю какую-нибудь эпоху, я стараюсь максимально проникнуться ее духом. Естественно, вся эта информация есть на современных носителях, но книга – совсем другое дело. Если бы можно было, я бы отказался даже на время от своего алекса и поселился бы в каком-то из древних зданий Заповедника, но увы… Так вот хоть книгу настоящую почитаю. Знаете, как романтично перелистывать хрустящие пыльные страницы свидетельств прошедших событий!

Антип принялся листать книгу. А ведь действительно, в этом что-то есть!

- Если хотите, можете себе оставить несколько на пару дней, - продолжил Евграф. - Я сейчас все равно буду занят изучением Вашей инструкции, а потом передадите их мне!

- С удовольствием! – обрадовался Антип. – Может быть, Вас подвезти?

- Что Вы, не стоит беспокоиться, - рассыпался в очередных реверансах гость. – Вызову штатного бегунца, доберусь до станции и через десять минут буду уже дома, в Рио. Так что до свидания, спасибо за чай и привет малышам!

Только было Антип успел удивиться, что дети как-то слишком уж надолго притихли, как тут же объявился младшенький:

- Папа, папа! А мы чуть не выследили Бучуку!

- Да ну?! Вы его, наконец, увидели?

- Нет, - горестно вздохнул Алеша. – Он все время прячется! Но зато мы слышали, как он там пыхтел внутри сада. А дядя уже уехал?

- Да.

- Пап, а почему он нас назвал потерянными Александром и Алексеем? Нас ведь совсем иначе зовут?

Пока Антип пытался сообразить, что вообще можно ответить на таким образом поставленный вопрос, ему на помощь пришла Фекла.

- Ты, сынок, все перепутал. Во-первых, никто вас не терял. Просто такие имена, как у вас, когда-то были популярны, а потом о них забыли. А мы решили, что на нашей улице и так три Харлампия, два Феофила и куча других детишек с распространенными именами. Куда ни плюнь – попадешь в Нафанаила или Агриппину. Вот и назвали вас Александром и Алексеем, а сокращенно – Сашей и Лешей.

- А меня еще можно сокращенно звать Алекс, - горделиво высказался старший.

- А меня? А меня тоже можно, я тоже хочу быть Алексом! – захныкал младший.

- Можно, можно, только успокойся, - улыбнулась Фекла. - Но мы вас так не зовем, потому что надо же вас как-то различать и отличать от имени дома!

- Ух ты! А что, дом назвали Алексом потому что так нас зовут?

- Нет, сынок, - отец пришел в себя и был готов к новой партии обычных детских «почему?». – Все современные дома называются алексами, их так назвали задолго до вашего рождения.

- И даже задолго Шуркиного рождения?

- Конечно.

- А почему? – на этот раз вопрос прозвучал от старшего, а не от неугомонного малыша. Поэтому и ответ требовался соответствующий.

- Знаешь, когда-то очень давно встретились совершенно случайно два гения. Алекс Смит был гениальным биологом. Он не только привел в систему расшифровки генного кода всех живых организмов, но и понял, как можно на них воздействовать. А Алекс Сергюссон был гениальным программистом. Он смог рассчитать и запрограммировать воздействие на живую ткань для получения требуемых свойств и характеристик.

- Свойств и чего еще? – переспросил Леша.

- Отстань, я тебе потом сам объясню, - отмахнулся Саша.

- Так вот, - Антипий сел на любимого конька, - с той поры можно было просто взять кусочек самой обычно протоплазмы…

- Прото чего? – встрял было Алеша, но, увидев кулак старшего брата, заметно превосходивший его собственный, сразу же притих.

- … поместить в программную среду и задать соответствующую программу. Так они создали свой знаменитый синтезатор «Алекс». С его помощью из этого куска протоплазмы путем программирования можно было вырастить, что угодно: жилище, бегунца и вообще все, что нужно. Только основа основ по-прежнему – синтезатор «Алекс», так сказать, сердце, ядро каждого жилого дома. Именно поэтому, чтобы не говорить долго и нудно «биомодифицированное жилище с алгоритмом самоподдержки и развития на основе программно-биологического синтезатора «Алекс»» дома стали звать просто алексами. А потом уже стали выпускать все, что мы сейчас видим: системы отдыха и очистки, системы приготовления пищи и досуга. Но …

- Ну хорошо, папа, - почесал макушку Саша. - Если все это так просто, то почему мы не можем получить новый имитатор полета тогда, когда захотим? Ты ведь вечно говоришь: «Позже, в следующем месяце, на будущий год»?

- Да, кстати, - Антип обернулся к жене. – Дорогая, у меня есть для тебя подарочек – синтезатор пищи!

- Ой, спасибо! Как ты догадался? – просияла Фекла.

- Я просто подумал, сколько ты можешь ломать свои нежные пальцы, возясь с этим допотопным кухонным шкафом? Это же надо – каждый раз набирать программу очистки, жарки, тушения и прочей дребедени! А так раз – и синтезировала все, что надо: хочешь – жаркое, хочешь – торт!

- А как же приправы? – робко заикнулась счастливая хозяйка.

- Феклуша, этот синтезатор коммутирует абсолютно со всеми известными чипами приправ, так что и впредь можешь готовить всякую вкуснятину по своим фирменным рецептам. Посмотри, там есть меню!

- Ну, вот, так всегда! – захныкал Леша. Маме так сейчас, а нам так опять – в следующий раз!

- Ну, детки, - развел руками папа, - я же не столько зарабатываю, чтобы хватило на все ваши капризы!

- А вот я… А вот я сам пойду работать, и тогда буду покупать все, что мне захочется! – насупился Леша.

- Конечно, мой хороший, - обнял его папа. – Вот пойдешь в школу, потом в университет, закончишь, и будем мы с тобой вместе работать!

- Вместе?! Здорово! – Леша подпрыгнул от счастья. – Мы будем самыми замечательными клоунами!

- К-е-е-ем?!

- Ну, клоунами. Я себе поставил цель, - важно сообщил карапуз. – Когда вырасту, буду работать клоуном! Ну, а если уж не получится, в клоуны не возьмут, тогда, пожалуй, стану фокусником.

- А меня с собой возьмешь, братец? – прыснул Саша. – Для полноты семейного номера.

- Кг-м, знаешь, детка, я как-то не собирался на старости лет в клоуны подаваться, так что ты, пожалуй, уж без меня…

- Почему? – Леша был искренне удивлен.

- Видишь ли, сынок, мне моя работа очень нравится.

- Ф-фи, что же в ней интересного? – пожал плечами Алексей. - Каждый день делать чипы – скукота!

- Ты не прав! Я вовсе не занимаюсь изготовлением чипов! – опешил отец. – Я- системно-морфологический моделист!

- Системно кто? И что же ты делаешь, если не чипы?

- Ну,.. Как тебе в двух словах объяснить? – пришла папина очередь чесать макушку. – Видишь ли, зачастую возникает необходимость воссоздания различных старинных устройств или же организмов, которые давно вымерли.

- Пап, а зачем эти устройства, когда есть синтезатор «Алекс»? – удивился Саша. - Разве они могут быть лучше него?

- Вряд ли лучше. Просто нам интересно знать, как и чем жили древние люди. Вон, Евграф Никанорович всю свою жизнь посвятил истории.

- Все равно не понимаю, зачем нужна эта история? – пожал плечами старший. – Для меня в школе она – самый нудный предмет.

- Не скажи, сынок. Изучая историю, мы познаем ошибки прошлого для того, чтобы впредь их не допускать, - неожиданно для самого себя изрек Антип. – Ну и вообще… Кроме истории, существует биология. А в ней имеется огромное количество пробелов, потому что очень многие животные вымерли, и мы толком не знаем даже, как они выглядели, что кушали, как жили. А все это чрезвычайно интересно знать.

- Может быть, - пожал плечами Саша. – А что за животные такие?

- Ну, например, динозавры. Они жили очень давно, сотни миллионов лет назад. А потом вдруг вымерли, и люди не одно столетие бьются над загадкой, из-за чего это произошло.

- Ну, про динозавров не только я знаю, но даже и Лешка. А что толку?

- Не скажи! Мы сейчас собираем все известные сведения, все упоминания о динозаврах и тут в дело вступаю я.

- Ты?! – восхищенно уставился на отца Леша.

- Да. Я систематизирую все эти данные и алгоритмизирую их…

- Алго что? – пробормотал Алеша, не сводя глаз с кулака брата.

- … и после этого строится программа, которую мы запускаем в синтезатор. А уже оттуда появляется, например, динозавр, саблезубый тигр или мамонт. Или же какое-нибудь древнее устройство.

- Пап, а зачем нужно собирать все-все сведения? – Сашка не на шутку заинтересовался.

- Для избежания ошибки. Видишь ли, из одного источника информации мы можем почерпнуть костное строение динозавра, из другого – сведения о его пищеварительной системе и так далее. К тому же нужно учесть и все остальное, что было рядом в те времена – растения, климат и многое другое. А то если мы чего-то не учтем, то у нас динозавр, конечно, получится, только совсем не настоящий.

- А как ты проводишь алгоритмизацию и систематизацию? – не отставал старшенький.

А Леше осталось только тяжко вздохнуть. Никакие эти всякие зации-цации его не интересовали, все равно ничего не понятно! Было бы ему десять, как Сашке, тогда и он бы все понял, а так…

Лешка надулся и от нечего делать стал пролистывать книги, которые оставил этот смешной дяденька. Конечно, настоящую древнюю книгу он держал в руках впервые в жизни, но Леша даже и не подозревал, что по этому поводу ему следует трепетать или умиляться. Какая забавная и неудобная штука, подумал он в первый момент, а во второй уже автоматически принялся читать.

А из соседней комнаты доносились счастливые голоса отца и старшего брата, который все понимал, все эти мудреные алгоритмы и системы, а папа знай объяснял ему, как его модулятор может работать вместе с обычным домашним синтезатором «Алекс». Это было так несправедливо и обидно, что Леша изо всех сил углубился в чтение. А буквально через пару минут уже и сам не мог оторваться от этой странной древней книжки.

- Эй, ребята! – позвала мама. – Уже поздно! Всем быстренько в очистку и – спать!

«Уже?! Вот так всегда…», - сами того не зная, одновременно подумали оба брата.

 

На следующее утро Антип проснулся позже обычного. Вчера собственные детишки его так заболтали, что он напрочь забыл о том, что наступили каникулы, и огромный разноцветный школьный бегунец, под веселую песенку которого он привык просыпаться, ближайшие пару месяцев не появится перед его алексом.

Впрочем, детишки могли обучаться и дома. Возможностей алекса и, главным образом, его уникального синтезатора на это хватало даже с избытком. Многие родители так и поступали, оставляя детей на домашнее обучение, но они с Феклой с самого начала решили, что мальчикам просто необходимо непосредственное общение со сверстниками. Так сказать, для приобретения навыков социализации. И никогда не жалели об этом решении! Вот осенью и Леше предстоит начать посещения подготовительной группы обучения, чего он ждет с нетерпением.

Так, с мыслями о детишках, он кое-как позавтракал, вскочил в напитавшегося за ночь бегунца и понесся со всей возможной скоростью к ближайшей станции – до начала рабочего дня времени оставалось в обрез. И только юркнув в прохладное нутро станции перевозки, которая тут же выбросила его в самом центре Лондонского Сити, он вспомнил о том, что даже и не прикоснулся к оставленным Евграфом древним книгам. Ничего страшного, подумал Антип. Евграф не просил возвращать книги буквально сразу, еще есть время их посмотреть.

После завтрака Фекла удалилась в свою мастерскую, где ваяла что-то совершенно авангардное из бликов света, запахов и музыки, а Саша и Леша получили, наконец, долгожданную свободу.

Впрочем, эта свобода была весьма относительной, поскольку системы безопасности алекса предусматривали практически все ситуации, с которыми могли столкнуться его обитатели, и каждый раз реагировали вовремя или даже немножко раньше. Поэтому необходимость в очном присмотре детей канула в Лету вместе с самими древними жилищами, построенными из этого нелепого камня.

Леша перевернул последнюю страничку книги и задумался.

- Саш, а Саш?

- Ну чего? – не слишком любезно отозвался старший брат.

- Саш, а чего тебе папа вчера объяснял про наш синтезатор? Как им пользоваться? И куда надо складывать эту, как ее, первую информацию?

- Во-первых, не первую, а первичную, а во-вторых – отстань!

- Ну Саша, ты же сам мне обещал потом все объяснить! – канючил младший.

- Ну, потом и объясню.

- Ну, Саш, ну ведь сейчас – это же совсем уже потом! Ну, Саша, хочешь – целый день играй в подводного киборга, я даже близко не подойду к симулятору, только объясни!

Это было так неожиданно, что Саша с удивлением уставился на брата. Неужели возможно такое счастье? Не по пятнадцать минут урывками, а целый день проторчать в любимом симуляторе, да еще и вызвать по сети знакомых ребят?! Ради этого стоило повозиться с малым полчаса!

- Честно не будешь донимать меня целый день? – с сомнением переспросил он.

- Честно-пречестно!

- Ну, ладно!

И Саша вкратце повторил то, что слышал вчера от отца. Разумеется, в упрощенном варианте, поскольку и сам-то не все понял, а Лешка и половины не поймет. Так, продемонстрировал, как нужно идентифицировать себя, даже для смеха провел идентификацию братца, показал систему выбора заданий и входа в меню. Ну, и напоследок ткнул пальцем в совершенно невзрачную на первый взгляд кнопку.

- А это – как раз и есть тот самый приемник первичной информации, - важно заявил Саша. - Поскольку наш алекс – модель домашняя, то и приемник более чем примитивный. Даже ты справишься, в случае чего. Вот, смотри!

«Инструктор» нажал на кнопку, и на цельной, гладкой поверхности синтезатора появилось что-то вроде кармана.

- Сюда нужно класть чипы с той информацией, которую ты хочешь использовать. Но, как я уже говорил, модель домашняя, поэтому туда можно совать все, что угодно: древние диски, даже такие книги, как вчера принес дядя Евгаф. После этого нужно ввести ключевое слово, то есть то, вокруг которого будет собираться вся информация. Например, «динозавр». Или, еще точнее, название этого динозавра, «Тиранозавр Рекс», после чего жмешь клавишу ввод, а на все запросы отвечаешь «Да».

- И все? – удивился Леша.

- Ну, в общем-то, все, - снисходительно кивнул Саша. - По крайней мере, больше тебе пока знать и не нужно. Ну, что, доволен?

Ошалевший Леша только молча кивнул.

- Ну, я тогда пошел в симулятор, - ухмыльнулся старший брат. – На целый день, ты не забыл?

Леша снова молча помотал головой.

Для Саши, конечно, такое поведение младшего братишки было, мягко говоря, несколько необычным, но все мысли по этому поводу вылетели в  предвкушении удовольствия, и, не долго думая, он активизировал кабину симулятора и исчез для внешнего мира.

Этого-то и ждал Леша! Схватив книжку, он опрометью бросился к синтезатору, карман которого так и остался открытым, засунул туда книжку и, пыхтя, принялся старательно тыкать своим пухлым пальчиком по клавишам, набирая это странное «ключевое слово».

 

Нет, все-таки мало внимания он уделяет собственным детям, подумал Антип. Совсем уже выросли, и интересы у них уже другие. И так мало в их жизни чего-то удивительного, непредсказуемого! Вон, Бучуку какого-то выдумали! Решено, нужно сделать и им тоже подарки!

Антип остановил бегунца и пошел за покупками. Все это, разумеется, можно было сделать через окно доставки, но ему просто не терпелось самому вручить детишкам подарки. Саше – новый виртуальный космический симулятор, а Леше… Антип безотчетно улыбнулся, ощущая, как возится у него под курткой мягкий теплый комок.

Антип прямо из бегунца связался с личным коммуникатором Феклы.

- Знаешь, дорогая, я решил сделать нам всем приятное. У меня не так уж много работы, так что я в обед приеду домой. Так что, будь любезна, обнови мой вчерашний подарок – синтезируй что-нибудь вкусненькое!

- А потом – что? Опять помчишься на работу? – заранее расстроилась Фекла.

- Нет, мне все равно нужно просмотреть эти древние книги, которые оставил Евгаф, так что с удовольствием займусь этим дома!

Антип отключил внешнюю связь и уже через четверть часа прикорневал своего бегунца возле алекса. В превосходном настроении он взлетел на крыльцо:

- А вот и я!

И только потом он увидел в гостиной довольно странную картину.

В одном углу сидел зареванный Лешка, сжимая в руках какую-то необычную бутылочку, в другом - совершенно растерянная Фекла, которая никак не могла оторвать взгляд от середины гостиной, ну а там пребывало и вообще более чем странное существо.

Худой всклокоченный старик с редкой седой бороденкой был облачен в какие-то непонятные туфли с загнутыми носами и закутан в одежду, более всего напоминавшую Феклин купальный халат. Точно, только что выкупался, подумал Антип, потому что голова у старика была закручена в полотенце. Интересно, почему он не использовал более современные системы гигиены?

- Дорогая, у нас что, гость? – вежливо осведомился Антип.

Фекла, не отрывая взгляда от старика, сначала покивала, потом отрицательно помотала головой, потом вытянула в его сторону пальчик и кое-как промямлила:

- Он… Он из бу-бутылки!

Антип еще не успел подумать, что с женой, наверное, совсем плохо, переработала, бедняжка, и без специалистов не обойтись, как выкупанный старик развернулся к нему и произнес дребезжащим голосом:

- Абдурахман Гассан ибн Хоттаб! – после чего шлепнулся прямо на пол.

Тут уж Антип подумал, что, наверное, переработался он сам.

А старик между тем уставился в пространство невидящим взором и принялся бормотать:

- Или Гассан Абдурахман? Или Хоттаб ибн Абдурахман? Вот зараза, ничего не помню, склероз проклятый!

После чего он сдвинул свое полотенце на лоб и принялся скрести затылок с самым глубокомысленным видом. При этом он вдруг сделался не то, чтобы бледнее, а как будто прозрачнее.

- А, вот, вспомнил! – оживился странный гость и вдруг вырвал из своей и так не шикарной бороды клок волос, побубнел что-то над ними, разорвал и дунул, а потом развернулся в сторону Леши, несколько раз стукнул лбом в пол так, что полотенце сползло вообще набекрень. - Ты – мой повелитель! Приказывай – я повинуюсь! Только как тебя зовут?

- Да Леша же, я же тебе уже десять раз говорил! – шмыгнул носом малыш.

- Да? Разве? Извини, запамятовал! А как величать твоего светлой памяти батюшку?

Антип только было хотел возразить, что он пока еще никак не светлой памяти, а очень даже ничего, живой и, если верить врачам, практически здоровый, но ничего сказать как-то не получалось. И только через некоторое время до него дошло, что он попросту стоит, разинув рот.

- Его зовут Антип, - всхлипнул Алеша, размазывая слезы грязным кулачком.

Тут старичок еще несколько раз простучал лбом пол, после чего воздел руки горе и завыл:

- О, Леша ибн Антип! Ты спас меня, и теперь я твой раб на вечные времена, я, могущественный джинн Абрам Гаспар… Нет, Гассан Абрам… Вот зараза, опять забыл!

Старичок снова шлепнулся на пол, в сердцах сорвал с головы полотенце, швырнул его под ноги и уставился в пространство в глубокой задумчивости, становясь все более прозрачным. Или призрачным?

Пауза уже затянулась настолько, что Станиславский изошел бы аплодисментами, когда наконец из кабины симулятора появился Саша.

- Оп-паньки! И что это у нас такое? – уставился он на полупрозрачного старика.

Но его вопрос остался без ответа, поскольку все были заняты: старик ощипывал свою бороду, бормоча что-то невнятное и продолжая блекнуть, мать то ли громко вздыхала, то ли тихо подвывала, отец изображал соляной столб, а Лешка еле слышно всхлипывал.

- Та-ак! – задумчиво протянул Сашка. – Ты что, братец, ничего лучше не удумал, чем засунуть в синтезатор книжку Евграфа?!

Леша только молча кивнул.

- К-как? – только и смог выдавить из себя Антип.

- Да очень просто, папа. Ты же мне вчера все объяснил?

- Ну, объяснил!

- Ну, а этот, - Саша небрежно махнул в сторону Леши, - все утро домогался, как пользоваться синтезатором. Пристал, как смола! Ну, пришлось ему рассказать. То-то мне показалось подозрительным, что он на целый день пустил меня в симулятор!

- Какую книжку он туда засунул? – начал приходить в себя Антип.

- Сейчас посмотрю, - Саша открыл приемный «карман» синтезатора. – Называется «Старик Хоттабыч».

- Ф-фу! Какое счастье! Художественная! – обрадовался отец. – И сколько уже продолжается это безобразие?

- Почти полчаса, - судорожно вздохнула Фекла. – Как ты связался со мной, я сразу же спустилась из мастерской, а у Алеши в руках – эта бутылка. Я только хотела крикнуть: «Не трогай!», а он достал пробку. А оттуда – дым, а потом вдруг появился этот старик.

А старик тем временем продолжал таять, как снег на весеннем солнышке, бормоча что-то вроде: «Абдурахман, Абрахам, рахмат, рахат-лукум».

- Тогда – ничего страшного, буквально минут через пять он совсем растает и пропадет.

- Ну почему?! – отчаянно шмыгнул Леша.

- А потому, детка, что в той книжке, по которой ты решил его синтезировать, было слишком мало настоящей научной информации. Вот он и получился… Как бы это сказать? Не совсем настоящий!

- Хорошо хоть никому из них не пришла в голову идея синтезировать динозавра, - Фекла понемногу приходила в себя.

Только вот Антип как раз в этот момент посмотрел на хитрющую физиономию Саши и понял, что мать была не так далека от истины. Можно себе представить, во что бы превратил их уютный алекс даже какой-нибудь смирный трицератопс, не говоря уже о других подобных зверюгах. Да, выросли детки, нужно срочно расставить систему паролей на основные функции синтезатора!

Впрочем, все хорошо, что хорошо кончается. На месте старика остался лишь комочек протоплазмы, которую тут же всосала система очистки алекса.

- Сынок, - обратился Антип к младшему. – И чего тебе вздумалось создавать этого, как его, джинна?

- Я просто.., - малыш горестно всхлипнул. – Я просто хотел иметь своего волшебника, а джинн – это ведь почти что волшебник!

- Скажи на милость, а зачем это тебе понадобился волшебник?

- Ага! Нужен! – Леша снова заревел. – Вот, у Павлика из соседнего дома есть свой волшебник, так он, если Павлик себя хорошо ведет, каждое утро ему оставляет конфету, и я тоже хотел…

- Лешенька! – удивилась Фекла. – Разве тебе конфет не хватает?

- Да не в конфетах дело! Я совсем о другом его хотел попросить! – Леша зарыдал в полный голос. – Я та-ак хоте-ел соба-а-а-аку!!!

Антип улыбнулся.

- Иди сюда, мой хороший. Для этого вовсе не нужен никакой джинн. Вот, держи!

И он протянул сыну маленькое лопоухое создание с толстыми лапами и мокрым носом.

- Щенок! Живой! – Лешкины слезы мгновенно высохли. – А он не из синтезатора?

- Нет, - улыбнулся Антип. – Самый настоящий, из питомника.

Надо же, подумал Антип. Неужели он сам – немножечко волшебник?

 

 

26.02.2002,

г. Минск

 


 
Скачать

Очень просим Вас высказать свое мнение о данной работе, или, по меньшей мере, выставить свою оценку!

Оценить:

Псевдоним:
Пароль:
Ваша оценка:

Комментарий:

    

  Количество проголосовавших: