сантехник мытищи|Да


О конкурсных работах

Вы не задумывались над тем, что вся история человечества строилась на борьбе между «можно» и «нельзя»? Это так. Можно строить – строй, можно говорить – говори. Нельзя писать – не пиши. Находились среди людей и такие, что на «нельзя» всегда отвечали «можно». Их мы считаем гениями.
     Давайте посмотрим, как можно и как нельзя сочинять монопьесы. Нет, здесь не будет мудрых советов, которые я считаю единственно правильными. Мы поговорим о том, чем отличается монопьеса от автобиографии, рассказа от первого лица, внутреннего монолога героя, и в этой связи попробуем расставить «можно» и «нельзя» применительно к этому роду драматургии.
     Если вы хотите написать монопьесу, сначала нужно понять, почему люди читают их и смотрят в театрах. Убежать от реальности? Погрузиться в тишину? Удалиться от своей жизни? Развлечься? Всё это так. Но есть и еще одно обстоятельство: отождествление себя с персонажем. Это очень важно.
     Будем помнить, что современный читатель и зритель – большой скептик, заставить их поверить в происходящее может только отождествление. «С кем всё это творится? Со мной», - должен ответить зритель. Как этого достичь? Об этом мои размышления в монографии «Современный моноспектакль: проблемы драматургии и режиссуры».
     Нужно чётко знать ту истину, которую вы собираетесь донести до зрителей (назовём ёё посылкой). Не чурайтесь этого правила: в любой великой пьесе есть посылка. «Великая любовь побеждает смерть» - «Ромео и Джульетта» У.Шекспира. Это пример. Заметим, что данное утверждение – посылка – имеет три части: завязка, развитие действия (конфликт), развязка. То же имеет место и в монодраме. Правильно сформулированная истина – треть пути к успеху будущей пьесы.
     Взглянем на конкурсную работу Милана Кернича «Интервью». Автором взят довольно примитивный, но оправдывающий себя в рамках замысла ход: молодой человек в камеру рассказывает о причинах своего будущего злодеяния, чтобы потом оставить кассету с записью соседям по студенческому общежитию. Рассказ взрывной, эмоциональный. Финальный закулисный диалог даёт надежду. Всё правильно.
     Но почему нет пьесы? Причина одна: плохо сформулированная посылка. Я прочитал этот текст одиннадцать раз, однако так и не понял, что, собственно, добивается персонаж (и автор)? Понимания окружающих? Вряд ли. Находясь в состоянии отчаяния, крайнего возбуждения, Сергей (так зовут героя) обвиняет весь мир, всех живущих вокруг (оправданный максимализм), тут не до понимания. Самопреодоления вслед за Раскольниковым? Тогда он проигрывает (читаем последнюю ремарку: «Из-под кровати достаёт пакет, вынимает оттуда взрывчатку, осматривает пару секунд, ЛОЖИТ (кладёт – с надеждой на авторскую усталость!) обратно»). Наказания своих обидчиков? но тогда, судя по всему, придётся искать точку опоры, чтобы перевернуть мир: взрывчаткой уже не отделаться!
     Посмотрим, какие этапы проходит персонаж, чтобы решиться хранить такой пакет под кроватью в студенческом общежитии. Читаем пьесу. Сергею двадцать один год, сестре его Ирине – девятнадцать. Ни матери, ни отца: отец – лётчик, погиб на войне, мать умерла в тюрьме. Ирина сейчас в больнице, она в тяжёлом состоянии. Несмотря на запрет в нашей стране эвтаназии, Сергей отключил сестру от машины искусственного дыхания (попросту говоря, убил), пришёл в свою комнату, принял душ и решил напоследок высказать всё в камеру.
     Но с какой целью (мы всё же пытаемся найти ответ!)? Объяснить своё поведение? Пьеса превращается в затянутый рекламный ролик движения пацифистов и абстракционеров... Жду ответа от Вас Милан! Спасибо за эмоции, но они как самоцель вредны и актёру, и драматургу, пожалуйста, помните об этом!
     Отрадно отметить, что все участники конкурса обладают, на мой взгляд, одним из главных писательских навыков: умением высветить человеческое в человеке. Подтверждение тому – пьеса с притягивающим названием «IMAGINE» Леонида и Ирины Ворон.
     Честно признаться, подкупает мотив внутренней реинкарнации персонажа и возможность импровизации в общении с залом, оглашённый в первой же ремарке. Начал читать. Прочёл с интересом и удовольствием. Удивился отсутствию двух составляющих: прочного сюжетного каркаса и определённого финала. Мне всегда думалось, что автор должен строить сюжет своего произведения, опираясь на характер. И что мою встречу с персонажем должен определять финал. Без него (как в вашей трудной пьесе) можно завершить спектакль раньше: встать и уйти. Никто слова не скажет такому нерадивому зрителю. Пострадает драматургия.
     Человек-паук из меня не получился, хотя в соответствии с английским названием я пытался барахтаться в паутине вашей пьесы. Мечтать о недостижимом вслед за героем («хочу прожить 986 лет», «однажды на земле не станет наций. Будет один народ» и т.п.) – дело для меня тем более бесполезное, чем вдумчивее читаешь ваш материал. А вот уровень аллегорий меня потряс! Пауки, битломания и человеческий характер в центре – превосходно! Понял, что мне нужно показаться своему психоаналитику. Срочно!
     Вернёмся к теории.
     Во-вторых, внутренний конфликт, когда он присутствует в единственном числе, всегда превращает монодраму в монолог. Гораздо важнее, когда конфликт возникает между человеком и его социальным началом (обществом).
     Очень примечательна в этом смысле пьеса Дианы Балыко «Ангелика решает продаваться?..». Здесь в роли партнёров главной героини – предметы, каждый из которых – полноценное действующее лицо. Автор наделяет вещь характером (!) для осевого персонажа это не просто неодушевлённый объект, это живое время.
     Идея, безусловно, отличная, но не доведённая до совершенства из-за размытой сюжетной конструкции. На чём основан сюжет? На желаниях и намерениях персонажа. Внутренняя мотивировка, выведенная в название и сквозняком пронизывающая пьесу, не находит, к сожалению для меня и будущих зрителей, должного внешнего выражения. Есть над чем поработать.
     Продолжаю делиться своими впечатлениями от конкурсных работ.
     Зеан Каган. Дверь (маленькая комедия). Отлично! Пьеса показательна для остальных участников конкурса. Вот ведь всё, казалось бы, хорошо: персонаж активно (ещё как активно!) действует, развивается сюжет (мы узнаём постепенно, почему он хочет открыть дверь, что там, за дверью, делается, кто составляет окружение – рабочее и семейное – персонажа, обстановка сцена к сцене собирается, фокусируется вокруг героя так, что ждёшь взрыва... И взрыв есть, да ещё какой: мнимая смерть матери!
     Но отчего всё это? Вот бы раньше ему дёрнуть дверную ручку в другую сторону! Уж не такой он недалёкий, чтобы попробовать все средства. Была бы тогда пьеса? Нет. Точнее, была бы совсем другая пьеса. Так что, нужно восхищаться недалёкостью персонажа, поставленной автором во главу угла? Неужели эта причина и дала автору право именовать свою пьесу, сугубо драматичную по содержанию и развитию сюжета, комедией?
     Видно, как неудачный замысел может испортить яркий авторский талант. Хороший урок!
     Восхищён авторскими ремарками. Детально точно, и каждый момент отыгрывается в действии. Это очень трудно. Требует тщательной проработки и глубокого проникновения в тот мир, который придумал для своего персонажа. Звонок, открывающий занавес, и звонок, закрывающий его, различны по своему смыслу, что является показателем этого скромного мирка: от звонка до звонка. Звуки, доносящиеся из-за закрытой двери, не понятны не потому, что мы их не слышим и не можем разобрать, а от того, что мы так и не узнаем до конца пьесы, кто там, за дверью. Рад знакомству с творчеством этого замечательного автора.
     В.Тетерин. Нелегал. Встреча с нелегалом. Становится нестерпимо больно за то общество, в котором живём, за тех людей, которые рядом, за бедных, но сильных духом, и богатых, но нищих духовно. Нужна ли современному зрителю, пресыщенному водевилями и фарсами с участием известных актёров, эта встреча с большим пьющим ребёнком без имени и положения? Кому он, статичный, однообразный, интересен?
     Пьеса В.Тетерина похожа на одну затянутую экспозицию. Из эмоций только жалость, переходящая порой в ненависть. Делай, работай, устраивайся! Ан нет! Всему причиной нелегальное положение! Нет тому оправдания...
     Характер тем и интересен, что он развивается от полюса в начале пьесы до полюса в конце её. Герой Тетерина, утверждающий, что «человек же не рыба...то есть, не свинья...В общем, человек – это же звучит...наверное», живущий «нелегально, но с достоинством» и аппелирующий трюизмами вроде «если бы любви не было...тогда бы ее стоило выдумать», занимающийся философией и медитацией пропойца (как неожиданно!), остаётся таким же, каким мы видим его в начале пьесы. Ничего не происходит с ним, ничего не меняется от того, что он вспоминает свои увлечения марками и женщинами. Как начинается пьеса никчемным действием – мужчина утром с похмелья ищет сигареты и находит их без препятствий – так бесполезно и завершается – приходом соседки по общежитию, который опять ничего не приносит, кроме сигарет. Почему так? Пожимаю плечами в недоумении...
     Всё. К сожалению, ни одна другая работа не привлекла моего должного внимания, хотя есть о чём поговорить со всеми шорт-листерами конкурса. Напишите мне письмо на mik47@rambler.ru, и мы поспорим, чтобы породить истину.
     С уважением ко всем,
     Михаил Пискунов.