Черная дыра
Литературный журнал


    ГЛАВНАЯ

    АРХИВ

    АВТОРЫ

    ПРИЛОЖЕНИЯ

    РЕДАКЦИЯ

    КАБИНЕТ

    СТРАТЕГИЯ

    ПРАВИЛА

    УГОЛЕК

    КОНКУРСЫ

    FAQ

    ЖЖ

    РАССЫЛКА

    ПРИЯТЕЛИ

    КОНТАКТЫ

Pavel  Shnyruk

Джони, кажется я убил город...

    Пли-плак полз по Городу. Он очень торопился и время от времени срывался на постыдные (не гоже такое проделывать степенному глызю) прыжки.
     Больше всего он походил на кляксу – большую серо-зеленую кляксу. Правда у этой «кляксы» были три пары жривок, каждая пара высматривала что-то свое: одна пара еду, вторая – врагов, ну а третья пара искала доммит по надежней, что бы и от дождя укрыл и враг не вполз. Сейчас же все три пары, в величайшем возбуждении, метались по всему Пли-плаку.
     «Мне еще крупно повезло, что сейчас сезон спячки и мало кто из моих знакомых может меня увидеть! Подумать только – я прыгаю! С детства не проделывал этого! Какой позор» - думал Пли-плак – « Хорошо хоть причина уважительная…»
     А причина для спешки действительно была: на окраине Города прямо с неба, уж не Боги ли постарались, опустилась здоровенная, железная штуковина! И мало того – она чуть не сожгла пурсть со спящими в ней детишками!
     Вот и спешил Пли-плак, невольный свидетель происшедшего, доложить Старшему Ойлу – может стоит разбудить спящих?
     Ойл был самым старым из вех глызей города. Он прожил достаточно сезонов, что бы остепениться и пустить нити во все доммиты. Можно сказать, что он и был Городом: без его ведома из смальги не росли доммиты, скундж не питал спящих глызей, и ритм жизни Ойла был ритмом жизни Города.
    
     Корабль приземлился точно в рассчитанную точку. Оба пилота зашебуршились в своих противоперегрузочных сетках.
     - Слушай Джонни, а с чего бы это нашим политиканам потребовалось засылать нас сюда? Планетка-то дрянь: не иначе как заплесневела, - произнес первый пилот и довольный своей шуткой расхохотался
     - А я почем знаю! Ну у тебя, Ванья и вопросики! Сказано ведь было: приземлитесь, вступите в контакт с местными и предложите влиться в Пангалактическую Лигу…
     - Твою мать! Мы что похожи на крутых лингвистов? Или спецы по внеземным цивилизациям? Ну уж дудки – я с этим киселем говорить не буду…
     - …а там уже их дело разбираться, на кой ляд нам эта плесень, - невозмутимо продолжил Джон, - Ладно, одевай скафандр - пойдем местных искать…
     … Планета не радовала изобилием ландшафтов: вокруг, на сколько хватало глаз, растеклось однообразное болото. Только на севере из болота вздымались не то холмы, не то просто огромные кочки - хоть что-то отличное от общего пейзажа.
     - Слушай, Джонни, дышать тут можно – может снимем шлемы, а то у меня стекло уже запачкалось этой болотной жижей – замучился протирать, - радио добавило в голос Ивана треск статических разрядов.
     - А ты знаешь что в этом киселе плавает? Я не очень-то люблю рисковать своей головой…
     - Как хочешь, а я рискну – все равно в этом шлеме ни черта не видно, того гляди в трясину и провалишься.
     Иван снял свой шлем, осторожно вдохнул и, обернувшись к Джону, радостно улыбнулся. Воздух был теплый и очень влажный, но дышать можно, если не обращать внимания на запахи…
     Не много поколебавшись Джон последовал его примеру и они зачавкали по болоту в сторону странных холмов.
    
     Доммит Старшего Ойла располагался в самом центре города. Для него выбрали самый красивый пузырь смальги – он так и прозрачневел красноватым в лучах трех солнц.
     От стен доммита во все стороны тянулась паутина нитей Ойла. Некоторые нити были спокойны, некоторые всполохивали синим. Сам Ойл уже многие сезоны не покидал доммита – он сросся с организмом города, стал его мозгом и, вырастив прочные, кристаллические, углеродные опорки, покоился на них в самом центре своего доммита.
     Пли-плак ворвался внутрь, позабыв о ритуалах Гостя. Все три пары жривок Ойла немедленно уставились на незваного пришельца, а сам хозяин побледнел и стал даже немного прозрачным – верный признак того, что он просто в бешенстве. Пли-плак поспешил растечься по полу, умоляя простить за бестактность.
     - О, Старший, прости мне это вторжение, да не иссякнет скундж в твоем прекрасном доммите! У меня есть сообщение величайшей важности!
     - Назови себя, о Нежданно-Вторгающийся!
     Пли-плак молча пропустил оскорбление и заставил себя отвечать спокойно:
     - Я Пли-плак, Младший Вой в этот сезон. Я наблюдаю за южным сектором.
     Каждый раз, когда Пли-плаку доводилось представляться, он испытывал тихую гордость – не каждый глызь десяти сезонов от роду, может похвастать чином Младшего Воя! Быть Воем, бодрствующим среди спящих – это величайшая честь и ответственность: в сезон спячки вся охрана города и его жителей ложится на Воев.
     - В чем же важность твоего сообщения?
     - На юге, с неба, на хвосте пламени, спустилось нечто железное…
     - Откуда ты знаешь эти мерзотные слова! – Ойл весь покрылся пятнами от отвращения, - Ты уже дважды оскорбил мое жилище: сначала манерами, теперь словами! Ты не достоин чести использовать слова!
     Ойл протянул к Пли-плаку одну из своих нитей. Последний только и успел почувствовать, как нить быстро слилась с его кожей, и, вслед за этим, сознанье Пли-плака объединилось с Ойлом.
     Старший задумчиво, раз за разом, просматривал воспоминания Пли-плака о посадке странной, мерзотной железной штуки. Решение пришло внезапно.
     Ойл выделил сознанье Пли-плака и рассказал ему о задуманном…
    
     Метрах в десяти от «холмов», кисель болота обмельчал, под ногами стало прощупываться дно и вскоре двое мужчин стояли на пологом песчаном берегу.
     Загадочные «холмы» на самом деле оказались огромными, тонкостенными полусферами. Эти полусферы были самых разных размеров и цветов – в одних человек среднего роста смог бы спокойно стоять, в другие поместилась бы разве что очень тощая мышь; были и целые грозди пузырей вздымавшихся на три - четыре метра над песчаным берегом. В глубине некоторых, достаточно прозрачных, виднелись какие-то ритмично пульсирующие комки.
     Иван подошел к одному из ближайших пузырей и слегка пнул его стенку.
     - Слышь, Джон, они как будто из резины, пружинят здорово. Гляди, - с этими словами Иван еще раз стукнул пузырь, но уже рукой. Стенка чуть прогнулась и откинула руку пилота обратно, с вдвое большей силой, - Интересно, а какие они на ощупь?
     Он снял перчатку и прикоснулся ладонью к пузырю. Поверхность пузыря под ладонью помутнела, пошла красными пятнами и кисть пилота, с легким чавкающим звуком, провалилась внутрь. От неожиданности Иван отпрянул, выдернул руку обратно: за кистью тянулись липки нити слизи.
     Джонни, молча наблюдавших за действиями своего товарища, подвел итог его экспериментам:
     - Избирательная проницаемость: пропускает, по всей видимости, только органику и живую материю. Хммм… Кажется эти пузыри живые. Не удивлюсь, если окажется, что перед нами и есть жители этой планетки.
     - Да? И как нам передать им послание? Нацарапать гвоздиком на этих пузырях: «Здесь были Ваня и Джонни. Инопланетные уроды – присоединяйтесь к Пангалактической Лиге!»?- Иван старательно пытался счистить слизь с ладони, обтирая ее о штанину скафандра.
     - Как передать послание – это уже другая забота, нам бы найти еще что нибудь живое, кроме этих пузырей.
     - Кстати, о живности – вот тот ползущий к нам рогатый осьминог подойдет?
    
     Пли-плак полз на юг, именно оттуда один из доммитов послал сигнал тревоги: кто-то пытался повредить его стенку. По пути глызь торопливо наращивал парочку вортов – вдруг дело дойдет до драки.
     Пришельцев было двое: один, повыше – двигался размеренно, не торопливо, второй же – суетился и заглядывал во все уголки. Выглядели они весьма странно – вытянутые вверх, на теле четыре длинных отростка, сгибающиеся только в определенных местах: верхними отростками пришельцы беспорядочно двигали, двумя нижними опирались о землю. Так же от них постоянно исходили воздушные волны – их Пли-плак очень хорошо ощущал всем своим телом.
     Пли-плак подполз к ним уже достаточно близко, когда они, наконец, заметили его. Пришельцы тут же вытянули верхние отростки в его сторону, и сотрясение воздуха вокруг них заметно усилилось. Кроме того, глызь уловил исходящие от них легкие отголоски страха. Нить Ойла все еще была прикреплена к нему и Пли-плак спросил у Старшего, что ему делать: - «Попробуй вступить в контакт и, если получится, приведи ко мне»
     Пли-плак осторожно подполз поближе к пришельцам, назвал себя, свой чин и предложил следовать за ним.
    
     - Гляди, Ванья, что этот осьминог задумал? Меняет цвета, форму… Может он и есть разумный представитель этой планеты?
     - Не знаю… Давай и мы попробуем ему сказать чего-нибудь… Э… Достопочтенный… э… абориген… точнее, житель… мы прибыли от Пангалактической Лиги… эээ… Присоединяйтесь к нам!
     Осьминог на это никак не прореагировал. Он полежал минуту перед ними совершенно равнодушный к их заявлению, затем повторил все свои изменения цвета и формы.
     - Мы пришли оттуда, - Джонни махнул рукой в сторону звездолета, - Мы со звезд… Бесполезно, он нас не понимает…
    
     Пли-плак в который раз пытался сказать пришельцам следовать за ним, но они либо боялись его, либо просто не понимали, хотя Пли-плак говорил простейшими фразами.
     Правда иногда пришельцы сотрясали воздух интенсивней обычного; пару раз даже проделали какой-то жест: один из чужаков указывал своим верхним отростком в сторону, откуда они пришли.
     Пли-плак уже совсем отчаялся наладить контакт, когда его осенила идея: изо всех сил, он вытянулся вверх и попытался отрастить такие же отростки, как у чужаков. Все шло отлично, пока Пли-плак не попытался сделать нижние отростки: он зашатался и, опрокинувшись, растекся по земле.
    
     Астронавты молча смотрели, как абориген несколько раз пытался вылиться в человекообразную фигуру, но раз за разом опрокидывался, теряя равновесие.
     Наконец, видимо сделав какие-то выводы, «осьминог» повторил только верхнюю часть человека: как будто фигурку закопали по пояс в песок. Абориген пару раз изменил цвет, а затем махнул «рукой» в сторону откуда приполз, копируя жест Джона.
     - Сдается мне, что он приглашает нас за ним, а Джонни?
     - Черт его знает… Не нравиться мне все это…
     - Слушай, давай-ка ты вернешься на корабль, мало ли что случится, а я пойду за этим слизнем. Связь буду держать по рации, - и Иван осторожно шагнул к «осьминогу».
    
     Видимо до пришельцев наконец дошло, что Пли-плак хотел им сказать: один из них последовал за ним.
     Однообразие города видимо сделало свое дело – пришелец перестал суетиться, залазить на доммиты и вел себя более или менее разумно.
    
     - Эй, Ванья, чего там видно-то? – голос Джона с трудом пробился через грязь, забившую динамик рации.
     - Да ничего особого – пузыри да и только… Если будет что-то новое, я дам тебе знать…
     Пузырь, к которому привел Ивана осьминог, ошеломлял – Это был самый огромный из всех, стенки его переливались всеми цветами радуги и были окутаны тончайшим туманом легчайших нитей, то и дело посверкивающих синевой.
     - ……. мать, Джонни, - Иван заворожено остановился перед пузырем, не сводя с него глаз.
     - Что ты сказал? Повтори, я не расслышал толком – чью мать ты там увидел? – в голосе напарника слышалось сильное удивление.
     - Морда ты американская… Что б ты понимал… Тут такая красота… Слов просто не хватает… Жаль, камеру забыл …
     - Ладно… Потом посмотрю, если все будет в порядке… Ты там, все же по сторонам поглядывай, мало ли… Что дальше будешь делать?
     - Похоже этот осьминог хочет, что бы я вошел внутрь этого пузыря – он туда уже вполз и опять «человечком» прикидывается: машет - мол, заходи…
     Стенка пузыря приглашающее раздалась в стороны и с легким чавком снова сошлась за спиной пилота. Всю полость пузыря заполняли тончайшие нити – они перламутрово переливались и посверкивали синими вспышками. В центре пузыря сверкала радужными вспышками ажурная кристаллическая конструкция; все нити сливались и стремились к ней.
    
     Джон напряженно вслушивался в потрескивающий эфир. Изредка динамик шумно вздыхал и сипел. Вдруг сипение прервалось и в тесноватую радиорубку ворвался взволнованный голос напарника.
     - Слушай, Джонни, кажется мы богачи!!! – голос Ивана от возбуждения стал слегка хриплым, - Этот «осьминог» привел меня куда-то и похоже хочет подарить алмазную вещицу!!! Безделушка, конечно, размером всего лишь с аэрокар…
     - Ванья, у тебя что бред? С тобой все в порядке?
     - Какой, к черту, бред!!! Джонни, ты что оглох? Я тебе повторяю: прямо передо мной огромная алмазная хрень!!!
     - С чего ты решил что это алмаз?
     - В детстве мы жили около алмазного прииска – насмотрелся так, что в столице одно время экспертом по алмазам работал!!! Эта штучка сделает нас мульти-миллиардерами!!! На ней, правда, какая-то слизь… Черт отдирается с трудом!!! – голос в динамике хрипло чертыхнулся.
     - В аптечке есть раствор для дезинфекции – попробуй им! – азарт и алмазная лихорадка постепенно овладевали Джоном, - Черт, даже не верится, что мы вернемся богачами!!!
    
     Атака пришельца была полной неожиданностью для всех. Еще мгновение назад он был полностью недвижим, даже воздух более не колебался вокруг него, и вот он уже яростно терзал плоть Ойла, отдирая его от кристаллических опор, неистово разрывая все нити связующие Старейшего с городом.
     И в довершении пришелец плеснул на Ойла какой-то жидкостью – тело вздыбилось в агонии, боль сжигала все чувства и мысли – Старейший даже не успел послать сигнал тревоги всем Воям…
     Боль метнулась по уцелевшим нитям и охватила весь город: доммиты колебались и беспорядочно пузырились, внутри них, бесформенными комами, бились и пульсировали в припадке вырванные из сна глызи.
    
     Купол пузыря постепенно перестал пульсировать и помутнел. Иван молча смотрел на оброненную бутылочку с разлитым дезинфектантом, в котором медленно растворялся последний клок слизи, смытый с алмазной опоры.
     - Ванья, что там произошло? Ты цел? Иван, отзовись,- голос пилота переполняла тревога.
     - Я… в порядке… - Иван с трудом сглотнул, - Джонни, кажется я убил город….
     - Забудь о городе… Алмаз-то в порядке?
    
     - Погодите, какая еще колония слизней? – Председатель Пангалактической Лиги явно пребывал в полной растерянности. Он долго щелкал клавишами на клавиатуре и долго вчитывался в строчки на экране. Наконец на его лице появилась торжествующая улыбка: - Что ж все ясно… Вы, голубчики ошиблись… Не волнуйтесь – вы не виноваты в этой ошибке – здесь просто опечатка. У вас в приказе указана планета за номером -22WRT-00, а надо было лететь на планету 22WRT-000. Там уже несколько лет работают наши ученые, а вот представители Пангалактической Лиги к местному населению еще не присылались. А за вашу планетку не волнуйтесь – мы найдем ей применение. Туристы приносят огромный доход…
     - Вы хотите организовать там заповедник? – Джонни слегка оживился, - Я могу стать директором… С туристов такой доход будем заколачивать!
     - Нет, заповедник делать мы не будем- слишком бесперспективное и мрачное место. Доход доходом, но туристы кроме денег оставляют еще кучу мусора. Пока что наши заводы успевают переработать все отходы. Но скоро к нам пожалуют еще и инопланетные туристы – придется из вашей планетки сделать Всегалактическую свалку…
    
     На улице царило обычное земное лето. За горизонтом погромыхивал гром, а вокруг пилотов бурлил жизнью город.
     - Ну что, Ванья, пойдем получать свои миллиарды? Кстати, а что ты сделаешь со своей долей?
     Иван прищурившись поглядел на друга:
     - Есть одна идейка – а не построить ли нам Галактический памятник имени Человеческой Жадности?

Обзор часов casio g-shock ga 100-gold черно.