Черная дыра
Литературный журнал


    ГЛАВНАЯ

    АРХИВ

    АВТОРЫ

    ПРИЛОЖЕНИЯ

    РЕДАКЦИЯ

    КАБИНЕТ

    СТРАТЕГИЯ

    ПРАВИЛА

    УГОЛЕК

    КОНКУРСЫ

    FAQ

    ЖЖ

    РАССЫЛКА

    ПРИЯТЕЛИ

    КОНТАКТЫ


Виолетта  Березина

Оно

    На этот раз солнце садилось на востоке. Но маленькому серому существу до этого не было никакого дела. Впрочем, и существом это назвать было сложно. Пройдя множество перерождений, Оно превращалось в Ничто.
     Когда-то давно, так давно, что ни одна, даже самая необузданная фантазия не может представить это, Оно было Светом. Сначала просто отблеском Света. Слабым, едва заметным. Но во времена этого Давно некому было замечать этот отблеск Света. Оно так бы и осталось всего лишь отблеском, но Оно повстречалось с Вечностью. Потому что во времена того самого Давно не было еще ничего кроме Вечности и отблеска Света. Они не могли не встретиться. Они встретились всего лишь на миг, ибо Вечность и есть миг. И этот миг превратился для Оно в вечность. Но встреча их никак не могла состояться: слишком уж они были разные, Оно и Вечность. Почти что призрачный отблеск Света и Вселенская бесконечность. И никто так и не знает, была ли их встреча на самом деле. Потому что миг в сравнении с вечностью есть ничто.
     Если бы отблеск Света мог чувствовать, он почувствовал едва коснувшееся него дыхание Вечности. Но Свет не может чувствовать. И отблеск просто исчез. Исчез, чтобы переродиться и стать Светом. Оно не было светом Солнца или какой-то другой звезды: это было так давно, что не было еще никаких звезд. Оно просто было Светом. Если бы Свет мог помнить, он помнил бы прикосновение Вечности. Но Вечность осталась в его пошлом воплощении. Она осталась вечно ждать Оно.
     Оно было Светом. Оно умирало и рождалось вновь, но все равно было Светом. И только Вечность помнила тот маленький отблеск, которого она случайно коснулась своим дыханием. Вечность помнила. Потому что никто и ничто не может помнить все, кроме Вечности. Это было странно, но Вечности не хватало того самого маленького отблеска Света. Нет, самого Света сейчас было предостаточно. Ей нужно было Оно. Это было самое приятное ее воспоминание. Но Свет ничего не помнил. Тогда Вечность изменилась. Совсем чуть-чуть. Она нашла в себе то самое первое полупризрачное прикосновение к отблеску Света и после него оставила лишь Пустоту. И Свет умер. Умер, чтобы вновь переродиться. Оно стало дыханием. Дыханием Вечности. Вечность была счастлива, но всего лишь на миг. Потому что нельзя удержать Дыхание. И снова у Вечности осталось лишь воспоминание. Тогда она снова изменилась и заполнила Пустоту, оставшуюся после Света. Оно переродилось вновь. Оно стало Тьмой.
     Тьме не было никакого дела до Вечности. Но Вечности было все равно. Она ждала.
     Оно умирало и рождалось, но оставалось Тьмой. И вдруг Тьму пронзил свет первой звезды. Тьма исчезла. Исчезла, чтобы стать Мыслью. Мысль смогла различить Свет, Тьму и Вечность. Мысль попыталась приблизиться к Вечности, но не смогла охватить ее бесконечность. Мысль блуждала по Вечности, не видя ее. Мысль хотела остановиться, но смогла. Она могла жить только в движении, в вечном движении. Двигаясь в Вечности, Мысль постепенно теряла маленькие частички себя. Теряла до тех пор, пока не остановилась. Потому что больше двигаться было нечему.
     Оно снова умерло и переродилось. Оно стало Любовью. Любви было много, но все равно ее не хватало, чтобы заполнить Вечность. в прочем, с точки зрения Вечности, Любви было столь мало, что Вечность оставила ее без внимания. Лишь легкое колебание, похожее на дуновение ветерка, чуть потревожило спокойную глубину Вечности.
     Любовь же пыталась заполнить собой всю Вечность. проникая все дальше и дальше, она становилась все невесомее и незаметнее. Пока не исчезла вовсе. И переродилась в Страх. Вечность же в своем величии и бесконечности просто не заметила его. А Страх все сжимался и сжимался, и он тоже исчез.
     А вечность все ждала свой отблеск света. Ждала, когда появится Оно.
     Оно появилось. Появилось всего лишь на миг. Вечность увидела только неясную тень, тут же исчезнувшую в ее сути.
     Оно продолжало перерождаться. За Страхом шла Боль. Это была невероятная Боль, которая заставила вздрогнуть даже Вечность. потом место Боли заняло Уныние. За ним – Равнодушие. И еще чрез сотни перерождений прошло Оно. Но для Вечности это было не важно. Вечность ждала.
     На этот раз солнце садилось на востоке. Оно прошло весь путь своих перерождений. Оно помнило каждую деталь и не помнило ничего. Оно не имело памяти. Оно знало, что где-то его ждет Вечность. И Оно не могло этого знать. Потому что Оно не имело разума. Осталось последнее перерождение. И не перерождение даже. Оно возвращалось туда, где никогда не было. Оно превращалось в Ничто. И Вечность ждала. Ждала, чтобы вобрать в себя Ничто, пропитанной Светом и Тьмой, Любовью и Болью, Страхом и Унынием. Вобрать в себя и стать всем тем, чем было когда-то Оно. Стать Всем и ничем одновременно. Стать Жизнью и Смертью.
     И они снова были вместе. И снова Оно стало первым отблеском Света. И снова солнце садилось на востоке.
     И так было ВЕЧНО.