Черная дыра
Литературный журнал


    ГЛАВНАЯ

    АРХИВ

    АВТОРЫ

    ПРИЛОЖЕНИЯ

    РЕДАКЦИЯ

    КАБИНЕТ

    СТРАТЕГИЯ

    ПРАВИЛА

    УГОЛЕК

    КОНКУРСЫ

    FAQ

    ЖЖ

    РАССЫЛКА

    ПРИЯТЕЛИ

    КОНТАКТЫ

Наталья  Анишина

Искушение фондю

    Марина Евгеньевна возвращалась с работы домой. Подъезжая в автобусе к остановке, которая находилась напротив дома, она издалека увидела, что в окнах квартиры нет света. Значит, дочь куда-то ушла. Два часа назад она звонила ей и сообщила, что задержится, на работе скопились неотложные дела, их нужно было немедленно решить. Марина Евгеньевна удивилась, что застала Светлану дома. В последнее время дочь приходила домой поздно, где и с кем проводила вечера, ей было неизвестно. Почему-то, разговаривая со Светланой по телефону, ей показалось, что дочь не одна, и она спросила, между прочим:
     ─ У тебя гости?
     На что девушка поспешно ответила:
     ─ Нет, никого. Ты когда придёшь? ─ уточнила она.
     ─ Раньше одиннадцати не буду.
     ─ Хорошо, ─ дочь положила трубку.
     Накопившиеся дела, на удивление Марины Евгеньевны, удалось разобрать довольно быстро, не прошло и полтора часа, как она покинула кабинет.
     Выйдя из автобуса, по дороге размышляла о том, куда в этот раз ушла Светлана. Да, в их отношениях наступило напряжённое время, когда её любой самый безобидный вопрос вызывает шквал негодования и бурю возмущения дочери. Светлана категорически возражает против любого вторжения в свою личную жизнь. Марина Евгеньевна была человеком заботливым и нежно любящей матерью. Получив несколько раз резкие ответы дочери, она, боясь семейных стычек, перестала задавать вопросы. Кое-какие предположения у неё в душе, конечно, были. По всем признакам, которые она находила в Светлане, встречая её в прихожей, вернувшейся домой ближе к полуночи, догадывалась, что дочь в очередной раз влюбилась. Новое увлечение выдавали сияющие от счастья глаза, яркий, возбуждённый румянец щёк, расслабленная улыбка и та торопливость, с которой дочь старалась быстрее укрыться и уединиться от вопрошающего, молчаливого взгляда матери.
     Светлана с порога спешила в ванную, закрывалась в ней, включая воду, давая понять, что её ждать не следует. Вначале Марина Евгеньевна пыталась дождаться Светланы и поговорить с ней, терпеливо ожидая её на кухне, но дочь, пробыв в ванной не меньше часа, удалялась в свою комнату и плотно закрывала дверь. Вздохнув, Марина Евгеньевна шла в спальню. Утром на лице дочери блуждала беззаботная, сияющая улыбка ровно до тех пор, пока она не слышала вопросов матери. Как только до её ушей долетали фразы: ─ Где ты была? Почему так поздно пришла? ─ лицо девушки мгновенно перевоплощалось. Светлана, будто впервые заметив мать, словно, спустившись с небес, где только что пребывала, с удивлением смотрела на неё, моментально принимала неприступный, отчуждённый вид, явно давая понять, что ни под каким видом не намерена обсуждать свои поступки. Марина Евгеньевна, замолкала, не пытаясь повторить вопросы. Таким образом, с некоторых пор между ними выросла незримая, прочная стена замкнутости, которая с каждым новым днём становилась всё выше и прочнее. Между тем, мать терзали мысли: кем увлечена дочь? Что это за человек? Чего ей ожидать от очередного романа своего дитя? Увы, Светлане двадцать три года, у неё уже были периоды горячей влюблённости, а вслед за ними промежутки горькой, безутешной разочарованности со всеми вытекающими последствиями: морем слёз, депрессией и даже суицидальной попытки. Сколько душевных волнений стоил каждый роман влюбчивой дочери для Марины Евгеньевны! Она всей душой желала, чтобы Светлана нашла своё счастье и определилась бы в самой главной ипостаси для женщины: стала бы, наконец, замужней женщиной. С учёбой у дочери не получилось. Она легко поступила в педагогический институт, но, проучившись в нём всего без году неделю, жутко разочаровалась в выбранном пути. В этот же период Светлана, увидев объявление компании аэрофлота о наборе стюардесс, поспешила на конкурс, успешно прошла его и стала работать бортпроводницей, летая на самолётах по всем городам России.
     Тяжело вздохнув от налетевших мыслей, Марина Евгеньевна вошла в подъезд и вызвала лифт. Увы, сигнальная лампочка не загорелась, мотор безнадёжно молчал. При этом на двери кабины не висело никакого объявления. С некоторых пор лифтёры перестали их вешать и извещать жильцов о неполадках. Некоторые жители, живущие в основном на самых верхних этажах, при таких ситуациях бежали в соседний подъезд, в лифтёрную и узнавали причину остановки лифта. Видимо, ответы дежурных лифтёров не окрыляли людей, они с понурыми лицами возвращались и покорно, пешком покоряли высоты. В этот раз, оказывается, в очередной раз в подъезде побывали злоумышленники и выкрали какие-то части от подъёмного механизма. Когда нужные детали будут восстановлены, никто, естественно, не знает, следовательно, до тех пор граждане должны ежедневно тренировать свои мышцы и дыхательную мускулатуру. Что ж, в последнее время такие ситуации случались всё чаще и чаще, к ним стали безропотно привыкать.
     Поднявшись на шестой этаж без одышки, Марина Евгеньевна отметила про себя этот положительный факт. Выходит, всё правильно она сделала, купив напольные весы и ежедневно взвешиваясь. Следить за весом  это первое правило женщины, приближающейся к сорокалетнему рубежу. Когда она заметила, что стали с катастрофической скоростью сглаживаться линии талии, а на задней поверхности шеи появились некрасивые жировые отложения, она перепробовала несколько диет, но желаемой пользы из них не извлекла. Наконец ей пришла удачная мысль: нужно неустанно следить за своим весом, не позволять ему увеличиваться ни на один грамм, тогда гораздо легче контролировать приход в организм навязчивых и липнущих к туловищу калорий. Купив в спортивном магазине напольные весы, она взвесилась и, записав в тетрадку цифры, подсчитала, что до нормальной фигуры ей нужно, во что бы то ни стало, сбросить пятнадцать килограммов. С этого дня она пересела на овсяную кашу, яблоки, кофе и чай без сахара, запретила себе есть конфеты и шоколад. Её радовала и окрыляла новая затея по борьбе с лишним весом. По утрам она видела по отклоняющейся стрелке весов, что усилия не проходят даром.
     Остановившись на шестидесяти пяти килограммах при росте сто семьдесят сантиметров, она стоически, на протяжении двух последних лет, стабильно держится в достигнутой весовой категории. Характера и выдержки ей хватает. Иногда, правда, бывает в исключительно редких случаях, после каких-либо вечерних застолий, бескомпромиссная стрелка весов на утро отклоняется на один  полтора килограмма в сторону прибавки. Тогда Марина Евгеньевна моментально устраивает разгрузочные дни, и вскоре вес возвращается к исходной отметке.
     Вставив ключ в замок и, повернув его на два оборота, она не смогла открыть дверь по простой причине: изнутри была переброшена цепочка. Вот тебе, на! Значит, дочь дома! Странно, света в окне нет, почему дверь закрыта на дополнительный запор? Такого она не припомнит. Неужели, что-то произошло? У неё гулко забилось сердце, охватили неприятные предчувствия. Она нажала на кнопку звонка. Тотчас за приоткрытой дверью послышались приглушенные возгласы, она различила голос дочери и незнакомый мужской. Прошло минуты две, прежде чем дверь квартиры распахнулась, и она увидела невредимую дочь в наспех накинутом домашнем халате, в туфлях на босую ногу. Было видно, что Светлана торопилась: халат не был застёгнут на пуговицы, она придерживала обе полы правой рукой, надетые выходные туфли вместо домашних тапочек тоже свидетельствовали о том, что дочь была попросту застигнута врасплох. Она виновато, с тревогой смотрела на мать и вымолвила:
     Ты? Говорила, что задержишься…
     Марина Евгеньевна молча переступила порог. Она увидела, что дверь в комнату дочери самостоятельно закрылась. Возле вешалки стояли большие мужские туфли, на крючке висела чужая кожаная куртка. Первой реакцией было желание возмутиться и укорить дочь за подобный ответ. Выходит, она явилась не вовремя. Ясно, что у неё в гостях мужчина. Понятно, что они были в постели, мать помешала, вернувшись рано. Совершила непростительную ошибку: обещала явиться к одиннадцати, а пришла к девяти. Но она подавила в себе вспыхнувшее чувство гнева. Не стоит раздражаться. С лёгкостью может вспыхнуть скандал, а она не хотела выяснять отношения. Дочь взрослая, она знает, что у неё в прошлом были мужчины, так к чему читать мораль? Светлана быстро повернулась и исчезла. Марина Евгеньевна с сумкой, наполненной купленными по дороге продуктами, прошла на кухню. Поставив пакет на стул, хотела пройти в ванную комнату и вымыть руки, но, увидев, что в ней горит свет, воздержалась. Там кто-то был. Да, правильно. Кто-то моется, слышен шум льющейся воды.
     Ей ничего не оставалось, как мыть руки в кухне. Сев на стул, стала думать, что приготовить на ужин. В доме гость, придётся накрывать на стол. Она вспомнила, что в холодильнике осталась от обеда тушёная капуста и блинчики. Прекрасно! Можно дополнительно сварить несколько сосисок, открыть шпроты и паштет, заварить свежий чай, получится вполне приличная еда.
     В кухню вошла дочь. Она была одета в юбку и блузку, волосы тщательно расчёсаны, на губах свежая помада, на ногах блестели шёлковые колготки. В ванной прекратилась литься вода. Кто-то осторожно вышел из неё, но в кухне не появился. Светлана подошла к матери вплотную, обняла её за плечи и сказала:
      Мама, извини, но я так счастлива!
     Глаза дочери светились счастьем, она поцеловала мать в щёку. Светлана редко откровенно разговаривала с ней, ещё реже проявляла свои эмоции и чувственные порывы, хотя, по сути, была ласковой и доброй. Правда, такой она её помнит в детстве. Как только в организме дочери стали происходить гормональные перестройки, Светлана всё больше и больше чуждалась матери, чаще возражала ей, чем прислушивалась, а бывало, и откровенно грубила. Сегодня невооружённым взглядом было видно, что дочь пребывает в приподнятом настроении. Что ж, понятно. В доме находится её мужчина, это, несомненно, благодаря ему у неё искрятся глаза, и она переполнена благими чувствами. Про себя Марина Евгеньевна усмехнулась, не сказав ни слова. Осталось терпеливо ждать, когда дочь покажет своего избранника.
     Светлана заботливо спросила:
      Ты устала? Лифт не работает,  сочувственно произнесла она.  Говорят, что-то украли, когда наладят, неизвестно.
      Это ерунда,  усмехнулась Марина Евгеньевна.  Я давно пришла к выводу, что в наше время гораздо безопасней надеяться на свои тренированные ноги и сердце. От лифта желательно отвыкнуть до лучших времён. Они то ломаются и падают с высоты, то злоумышленники разворовывают детали.
     Дочь хихикнула.
      Ну, нет уж! Я так не могу. Тебе хорошо, у тебя сила воли. Вон, какую фигуру держишь! Ты захотела и заставила себя, многие мои знакомые не знают, как сбросить лишний килограмм.
      Ну, ладно, ладно! Будем ужинать?  спросила Марина Евгеньевна.
      Подожди, сейчас я тебя познакомлю, ты, сядь, подсиди,  загадочным голосом произнесла дочь и вышла из кухни.
     Вскоре она вернулась, держа за руку молодого, стройного, высокого брюнета приятной наружности. Его удлинённое, одухотворённое лицо с бледной кожей, высоким, чистым лбом, правильными чертами и открытым, светящимся благородным взглядом внимательных карих глаз, можно было со всей определённостью назвать аристократическим. Марина Евгеньевна невольно отметила про себя, что внешностью он очень похож на её давнего друга юности, с которым у неё была пылкая любовь. Она отмела в сторону внезапно всплывшее воспоминание и перевела взгляд на руки молодого человека. Его кисти были, словно вылеплены искусным мастером, и говорили о том, что он человек творческой профессии. Тонкие и длинные пальцы, нежная кожа, слегка покрыта чёрной растительностью и безупречные, ухоженные ногти, могли безо всяких сомнений принадлежать либо врачу, либо музыканту, художнику или скульптору. Безупречно сидящий пиджак, тщательно отглаженные брюки и безукоризненно чистая сорочка подтверждали её мысли. На вид молодому человеку было не больше двадцати. Светлана возле него выглядела совсем юной девушкой не старше семнадцати лет. Благодаря изящной, стройной фигуре, короткой стрижке густых каштановых волос её везде принимали за школьницу или студентку первокурсницу. Сегодня она смотрелась особенно привлекательно: сияющие зеленовато карие глаза были переполнены безмятежным счастьем, с пухлых губ не сходила обворожительная улыбка, на щеках, покрытых румянцем, красовались глубокие ямочки. Оба явно смущались.
      Мама, познакомься, это Антон,  представила гостя дочь.
     Марина Евгеньевна приветливо кивнула, улыбнулась и назвала себя.
      Ну что, ж? Будем ужинать?  сказала она, взглянув на Светлану.
      Конечно,  захлопала в ладоши дочь.  Мы голодны.
      В таком случае, проводи гостя в гостиную, а сама приходи помочь, вдвоём мы быстро накроем стол.
     Молодые люди ушли, обнявшись. Пока для варки сосисок в кастрюле нагревалась вода, а в микроволновке грелась тушёная капуста, Марина Евгеньевна открыла консервные банки с паштетом, шпротами и красной икрой. У неё, как у запасливой хозяйки, на всякий случай всегда были припасён необходимый запас продуктов, с которым можно было встретить неожиданных гостей. Из холодильника достала коробку с кондитерскими сладостями к чаю. Вернулась Светлана. Она тут же надела кухонный фартук и, вооружившись ножом, принялась резать хлеб.
      Твой гость не скучает?  спросила Марина Евгеньевна.
      Нет, я достала для него журналы и наш семейный альбом, он занят. Я сделаю бутерброды?
      Конечно,  кивнула хозяйка.  Смотреть чужой альбом довольно скучное занятие,  пожала она плечами.
     Вода закипела, Марина Евгеньевна сняла крышку и забросила в кипяток сосиски.
      Ты не понимаешь,  с мягким укором сказала дочь.  Он не чужой. Я самая счастливая на всём белом свете,  с чувством повторила она.
      Что тебя так обрадовало?
      Антон сделал мне предложение, я согласилась. Он сейчас сам скажет тебе об этом.
      Поздравляю. Но это так неожиданно, я ничего о нём не знаю,  слабо возразила мать.
      Что тебя интересует? Где родился, крестился, кто родители, чем занимается?  в глазах дочери промелькнуло неприкрытое недовольство.  С автобиографией всё в порядке, можешь не волноваться. Он самый лучший человек на всём белом свете, тебе этого мало?
      Сколько времени ты его знаешь?
      Неважно,  укоризненно протянула дочь.  Какая, ты, всё-таки дотошная! Так и хочешь мне возразить.
      Почему ты так говоришь? Это обычные вопросы, без которых невозможно обойтись. Ты привела в дом незнакомого человека, говоришь, что он предлагает тебе руку и сердце, надо же мне знать, кого ты полюбила.
      Хорошо! Мы знакомы два месяца. Но это не имеет никакого значения. Антон необыкновенный человек, я о таком мечтала всю жизнь.
      Ты думаешь, что за два месяца хорошо узнала человека, с которым собираешься связать всю жизнь?
      Мама, не будем об этом! Зачем дискутировать? Я чувствую всем сердцем, что Антон самый лучший и самый прекрасный человек. Если хочешь знать, я ему верю! Думаю, моё сердце не обманет меня.
      Ну, что ж! Это твой выбор, мне ничего не остаётся, как принять его.
    
     Марина Евгеньевна переложила горячую капусту и отварные сосиски на блюдо, посыпала зеленью. Дочь приготовила бутерброды.
      Ну, что? Чем богаты, тем и рады. Можно нести еду на стол,  окинув взглядом нехитрое угощенье, заключила хозяйка.
     Светлана, сняв передник, взяла в обе руки блюдо и направилась в гостиную. Следом за ней шла Марина Евгеньевна. В коридоре она остановилась перед зеркалом и окинула себя пристальным взглядом. Приближается сорокалетие, но, глядя на её стройную фигуру, гладкую кожу лица, пышные волосы и лучистые серые глаза, ей можно дать не больше тридцати. Так говорят окружающие, она втайне согласна. На ней нет лишних жировых складок, нет морщин и очков. Она даже седым волосам не позволяет появляться. На работе встречаются дамы, которым только-только перевалило за тридцать, но их по комплекции и расплывшемуся лицу вполне можно поставить в один ряд с пятидесятилетними женщинами, вступившими в пору климакса. Нет, нет, она знает множество способов, которые помогают ей держать форму и отодвигать биологический возраст. В гостиной на диване сидел Антон. Перед ним на низком столике лежали глянцевые журналы, но он рассматривал не их, а фотографии из семейного альбома. Светлана быстро и ловко застелила обеденный стол белоснежной скатертью, расставила посуду. В центр стола она водрузила два блюда: с капустой и сосисками, и с бутербродами.
      Антон,  она протянула руку молодому человеку,  пересаживайся, будем ужинать.
     Он послушно закрыл альбом и пересел к столу.
      Светлана, ухаживай за гостем,  напомнила Марина Евгеньевна.
      Подождите,  вдруг сказал Антон и встал.
     Обе женщины устремили на него свои взоры.
      Марина Евгеньевна,  начал он,  я хочу просить руки вашей дочери.
     Возникла торжественная пауза. Светлана, улыбаясь, смотрела на мать. Та, почувствовав волнение, глубоко вдохнув, сказала:
      Если ваши желания обоюдные, я не смею возражать.
     На самом деле ей хотелось, прежде чем ответить, задать ему несколько вопросов. Кто ты, мил, человек? Из каких краёв? Чем занимаешься, где живёшь? Моя дочь далеко не подарок и не ангел. У неё вздорный, неуравновешенный характер. Она капризна, эгоистична, бывает вредной и поперечной. Но вместе с тем, в ней немало и положительных качеств. По натуре ласковая, добрая и заботливая. Сможете ли вы в повседневной, рутинной жизни, не зацикливаться на мелких ссорах, возникающих, как правило, из ничего? Как будете обходить острые углы житейских проблем, преодолевать всевозможные препятствия, которые неизбежно встанут на вашем пути? Сможешь ли ты вынести тяжёлое бремя ответственности перед семьёй? Не предать, не изменить? Вопросов море, но она, видя перед собой счастливые глаза дочери, предпочла промолчать.
     Антон, словно понял, что желала спросить его будущая тёща, сказал:
      Я очень люблю Светлану, и сделаю всё от меня зависящее, чтобы она была счастлива.
      Прекрасно,  произнесла Марина Евгеньевна так тихо, что едва услышала себя.
     На её глазах внезапно навернулись слёзы, горло перехватил тугой комок, она едва сдержала себя, чтобы не заплакать. Смахнув с ресниц выкатившуюся слезу, справившись с минутным волнением, спросила Светлану:
      Что ты думаешь, дочка?
     Девушка легко поднялась, очутилась с ней рядом, порывисто обняла и поцеловала её в щёку.
      Спасибо, мамочка, я люблю Антона, считаю его самым лучшим человеком в мире. Мне никто другой не нужен. С ним я счастлива. У меня сейчас такое чувство, словно я обрела крылья. Нет никаких преград, куда хочу, могу взять и полететь. При этом он незримо всегда со мной. Иногда чувствую, будто бы я  распустившаяся роза, на меня все смотрят и восхищаются красотой и свежестью. Представляешь, какое хорошее у меня настроение?
     Мать погладила дочь по руке. Опять воцарилось торжественное молчание. Лица у всех были светящимися и взволнованными. Желая смягчить обстановку, Марина Евгеньевна предложила:
      В таких случаях полагается выпить по фужеру шампанского.
     Она вытащила из серванта фужеры, из бара достала бутылку шампанского и предложила Антону её открыть. Он неторопливо и аккуратно откупорил, раздался лёгкий хлопок, и пенистое вино полилось в фужеры. Прежде чем поднять бокал, Антон вытащил из кармана пиджака миниатюрную бархатную коробочку, открыл её и протянул Светлане.
      Это тебе,  просто сказал он,  примерь.
     Девушка осторожно взяла кольцо и надела на безымянный палец. Оно пришлось впору. Она отвела руку в сторону и с явным восхищением вертела ею, разглядывая подарок со всех сторон.
      Спасибо,  с волнением произнесла Светлана.  Я не нахожу слов, кольцо замечательное! Как ты угадал размер?
     Антон загадочно промолчал.
      Давайте, выпьем за вас, за ваше счастье,  предложила Марина Евгеньевна и подняла фужер.
     Молодые люди сделали то же. Светлана только пригубила и тут же поставила фужер на стол. Зазвенели вилки и ножи, все принялись есть. Внимание Марины Евгеньевны привлекли запонки в манжетах сорочки Антона. Они были сделаны в форме футбольного мяча и вызвали воспоминания о прошлом. Когда-то она точно такие запонки подарила…
     Дочь заметила её взгляд и сказала:
      Симпатичные запонки, правда? Это Антону подарила мама в день совершеннолетия. Раньше они принадлежали его отцу, так сказать, семейная реликвия перешла по наследству.
     Марина Евгеньевна кивнула.
      Ты не выпила вино,  она перевела взгляд на полный фужер дочери.
      Мне нельзя,  с таинственным видом произнесла она.
      Почему?
      Не понимаешь?  улыбнулась Светлана.
     Марина Евгеньевна выжидающе смотрела на неё.
      Мы ждём ребёнка,  она посмотрела на Антона, потом на мать.
     От неожиданного признания та откинулась на спинку стула, внезапно почувствовав, как запылали щёки и перехватило дыхание. Хмель быстро ударил в голову. Она передохнула. Не много ли сюрпризов приготовила для неё дочь в этот вечер?
      Поздравляю,  только и смогла произнести она.
      Мы уже делали УЗИ,  тараторила дочь,  нам сказали, что родится девочка. Правда, хорошо, мама?
     Марина Евгеньевна продолжала во все глаза смотреть на неё.
      Девочки лучше, чем мальчики,  продолжала щебетать та.  Мальчишек в Армию забирают, на войну. За них будешь волноваться и переживать всю жизнь. А девочка всегда будет рядом. Антон сначала хотел сына, но когда узнал, что будет доченька, согласился,  она преданным взглядом посмотрела на него.  Он даже имя для неё сам выбрал.
      Какое?  автоматически выронила Марина Евгеньевна.
      Она у нас будет Катюшей. Екатериной Антоновной, правда, красиво?
     Светлана опять заглянула в глаза Антона, словно хотела от него услышать то же самое. Он же сидел с достойным видом, с его губ не сходила довольная улыбка.
      У меня бабушку таким именем звали,  пояснил будущий отец.  Я её очень люблю.
      Хорошее, русское имя,  согласилась Марина Евгеньевна.  Я пойду, включу чайник.
     Она встала и удалилась на кухню. Заваривая чай и выкладывая на тарелку пирожные из кондитерской, подумала о том, что не знает самого главного: собираются ли молодые регистрировать свои отношения или они предпочтут модный сейчас “гражданский” брак? Она покачала головой: как всё неожиданно и стремительно происходит! Знакомы всего два месяца, уже речь идёт о ребёнке!
     Входя в гостиную с подносом в руках, на котором было всё необходимое к чаепитию, увидела целующихся молодых. Они были так увлечены, что не прервали занятия, когда она расставляла на столе чашки, чайник, сахарницу, сливочник и пирожные. Оторвавшись друг от друга и, увидев сидящую за столом мать, Светлана, ни чуть не смущаясь, сказала:
      Теперь, мама, ты в курсе наших взаимоотношений. Но мы ещё не сказали тебе главного. Надеюсь, ты не будешь возражать, что Антон будет жить с нами? Прямо с сегодняшнего дня, а?
     “Что ж тут возражать, если вы всё уже без меня решили?”  хотелось ответить ей. Вслух сказала:
      Воля ваша. В твоей комнате достаточно места, живите. Вы, как, намерены регистрироваться или нет?  решилась задать мучавший вопрос.
      Пока мы ещё не решили. Наверное, нет. Зачем?  дочь смотрела на неё открытым взглядом, полным убеждённости в своей правоте.
     Марина Евгеньевна улыбнулась и сказала:
      Ну, что ж! Желаю счастья и долгой счастливой совместной жизни.
     После чаепития новоявленная пара удалилась на свою территорию, плотно прикрыв за собой дверь комнаты Светланы. Марина Евгеньевна убрала со стола, вымыла посуду, приняла душ и уединилась в спальне. Не зажигая света, лежала под одеялом, терзаемая нахлынувшими мыслями. “Кто же он мне?  думала она.  Зять, не зять. Дочери  не жених, но и не муж. Будет ребёнок. Внучка. Уже имя подобрали. Никуда не денешься, природа берёт своё”. Сон не приходил, она долго ворочалась с боку на бок. “Вот и дождалась, новый человек в доме появился. Как снег на голову. Дочь беременная. Скоро настоящей бабушкой буду. Зятем его назвать не могу, они не собираются регистрироваться. Теперь мода такая. Ладно, это их дело. Здорово они меня сегодня загрузили своими новостями, не усну, наверное. Сначала:  Познакомься, мама!  Потом:  Мама, я его люблю, он мне сделал предложение.  Дальше:  Я уже беременная!  И в итоге:  Антон с сегодняшнего дня будет жить у нас… 
     Всё неожиданно и стремительно. Времени на раздумья нет. Я не знаю, откуда взялся её избранник, чем занимается, кто его родители. Лицо его, кажется, я где-то видела, но где, не могу вспомнить. Интересно, чем он занимается? Всё-таки, как он похож на мою первую любовь”.
     Она перевернулась на бок. Перед глазами всплыли воспоминания юности. Вот, она совсем юная девчонка, только окончила школу. Два года она тайно влюблена в Колю, рослого, черноволосого, нескладного паренька, младше её на три класса. Обычно все сверстницы влюбляются в парней, старше себя. Они, как правило, даже не смотрят на одноклассников, не говоря уже о мальчишках из младших классов. У неё другая история. Коля целый год ходил за ней как тень, это её не раздражало, а, наоборот, приятно удивляло. Выйдет, бывало, из школы после уроков, пройдёт несколько шагов, обернётся, он сзади, на расстоянии десяти шагов, как постоянный охранник. Молча проводит до дома и всё. Вечером, когда она выйдет на прогулку, он снова появляется и сопровождает весь путь. Подойти и сказать что-либо, он не решается. Если бы он осмелился и заговорил, она бы была рада, потому что в душе испытывает к нему добрые чувства, а его постоянство ей нравится. Однажды, в воскресный день, она пошла в магазин. Набрав все продукты, что просила купить мать, вышла из магазина и направилась домой. Сумка была достаточно тяжёлой и сильно оттягивала руку. Она делала остановки для отдыха. В очередной раз, поставив ношу на землю, увидела Колю. Он подошёл, взял увесистую сумку и донёс её до дома. Шли молча, а перед дверью он спросил, что будет делать вечером. Узнав, что у неё нет никаких планов, предложил сходить в кино. Она согласилась. С этого времени они стали встречаться ежедневно. В ночь выпускного вечера просидели до утра на набережной, обнявшись. Настроение было самым замечательным: оба только что признались друг другу в любви. Он предлагал руку и сердце. Она не воспринимала в серьёз: как можно, он ещё не окончил школу! Но Колю этот факт не очень-то беспокоил. Он говорил, что пойдёт работать, готов поступить в техникум и продолжить учёбу. Всю ночь они строили планы на будущее, безжалостно расставались с только что намеченными проектами и вновь придумывали совершенно другие. Она понимала, что это всего лишь разговоры, мысли о замужестве казались ей невероятными. Какое замужество! Он, всего на всего, ученик, ему нет ещё семнадцати лет. Где, как они будут жить? Нет ни денег, ни угла. Оба полностью подчиняются власти родителей. Как её родители посмотрят на такой вариант, ей было известно заранее. И всё равно, было приятно в перерывах между поцелуями говорить о призрачном будущем, рисовать картины совместной жизни, где они, держась за руки, всегда вместе. На следующий день он подарил ей простое колечко (оно до сих пор хранится в её шкатулке), а она, зная об его увлечении футболом, преподнесла ему запонки в виде футбольного мяча. Они поклялись, что будут любить друг друга всю жизнь.
     Конец их романа был вероломным и жестоким. Спустя неделю, когда она вернулась домой после свидания с Колей, увидела в гостиной, сидевшую на стуле напротив матери, незнакомую пожилую женщину. Мать строгим голосом спросила её, где она пропадала. Марина Евгеньевна до сих пор слышит строгий, прокурорский тон её голоса. Она удивилась: прежде мать никогда не разговаривала с ней таким тоном. Молодая девушка сразу же внутренне закрылась. Что это с матерью? Почему она так разговаривает с ней? В доме посторонний человек, она так бесцеремонно вторгается в её личную жизнь! Неужели, думает, что она тут же, при постороннем человеке, расскажет ей, с кем провела вечер? Марина Евгеньевна, тогда ещё просто Марина, усмехнулась, в недоумении пожав плечами, сказала, что была у подруги и хотела пройти мимо в свою комнату. Но не тут-то было! Незнакомая пожилая женщина, внешностью похожая на торговку с рынка, продающую картошку, вдруг подскочила и, приблизившись к ней вплотную, стала кричать, а вернее вопить, будто её ограбили. Она грозила перед носом Марины своим коротким, толстым пальцем и разъярённо кричала:
      А вот и нет! Ты, врунья и обманщица! Задурила голову моему единственному сыну. Парень гораздо младше тебя, ты совратила мне ребёнка! Ему нужно учиться, а ты тащишь его в постель! Тебе не терпится выйти замуж! Надумала отнять у меня единственного сына! Не для тебя я его растила! Нарожаешь детей, наденешь ему на шею хомут, хочешь испортить парню жизнь? Ничего у тебя из этой затеи не выйдет!
     Марина стояла перед вышедшей из себя чужой женщиной и хлопала глазами, ища защиты у матери. Но та не встала на её сторону. В возникшую паузу, когда гостья стала искать в своей сумке носовой платок, мать строго спросила:
      Это правда, Марина? С кем ты проводишь время? Почему я ничего не знаю?
      Да ты, что, мама? Кто эта женщина? Я не хочу перед ней объясняться! Неужели, ты веришь ей?
     Она резко повернулась и выбежала из дома. Спрятавшись во дворе за деревом, долго сидела, сгорая со стыда от незаслуженных и обидных оскорблений. Впрочем, она поняла, кто эта такая неприятная дама. Несомненно, мать Коли. Какие же они разные! Он  добрый, умный, хороший, а она  настоящая мегера, готовая разорвать её на части, лишь бы ушла с её дороги. Неужели, можно некрасиво любить? Она любит своего сына, как собственность, с какой-то жадностью, подозрительностью и боязнью, что эту собственность кто-то может у неё отобрать. Откуда у неё такие представления об их отношениях? Марина была уверена, что Коля не мог сказать матери о ней ничего предосудительного, потому что ничего, кроме невинных поцелуев в их отношениях не было. Всё, что в запальчивости и гневе говорила эта женщина  плод её фантазии. Она оскорбила её ни за что. Какая постель, какие дети?
     Марина видела, как спустя полчаса, незваная гостья покинула дом. Следом за ней появилась во дворе мать, долго смотрела по сторонам, похоже, высматривала её. Девушка не хотела идти домой. Вскоре под окнами появился Коля. Наверное, он пришёл успокоить и загладить вину матери. Но Марина не вышла из своего укрытия. Если у него такая фурия мать, которая уже оскорбила её своими надуманными представлениями, она не хочет больше поддерживать с ним отношений. Пусть он живёт возле неё и подчиняется ей во всём, раз его мать того желает. Только утром, когда небо стало заметно светлеть, а вдали, над горизонтом появились окрашенные красной палитрой облака, она, устав и замёрзнув, вернулась домой. Мать сидела на кухне, не зажигая огня, с мокрыми от слёз глазами. Увидев дочь, быстро вытерла полотенцем лицо и сказала:
      Марина, прости меня, но я ведь совершенно ничего не знала. Если бы ты мне рассказала о твоём друге раньше, я имела бы хоть какое-то представление о твоей личной жизни. Эта женщина неожиданно ворвалась к нам и наговорила много неприятных вещей. Не переживай, я верю только тебе. Это ведь всё неправда?
      Мама, я ничего не скажу. Ты, наверняка, что-то решила? Говори, я всё сделаю так, как хочешь ты.
      Конечно, конечно, доченька! Тебе нужно уехать к тёте Асе. Это будет лучше всего. Там поступишь в институт, будешь учиться, всё забудется. Сегодня же вечером мы вместе уедем. Собери всё необходимое.
     Так Марина Евгеньевна оказалась в Москве, у своей тётки. Она успешно окончила библиотечный институт, затем ей предложили работу в далёком Новосибирске, в одном из технических вузов в библиотеке, должность заведующей отделом научно-технической информации. Колю она больше никогда не видела. Встретила человека, вышла замуж, родилась Светлана. Когда дочери было пять лет, произошло несчастье, в автомобильной катастрофе погиб муж. С тех пор она жила одна. Находились, правда, мужчины, желающие стать спутниками жизни, но она больше не решалась вступать в серьёзные отношения. Забота о дочери, работа, полностью поглотили её, свободного времени для себя у неё не было.
     И вот, пожалуйста, время стремительно пролетело, дочь незаметно выросла. Правильно говорят: маленькие детки  маленькие бедки. “Ну, зачем так настраивать себя?  возражала себе мысленно.  Какие бедки? Радоваться надо! Внешне парень выглядит вполне приличным человеком. Даст бог, всё у них будет хорошо. Моя теперешняя задача  помочь молодым встать на ноги. Им, собственно говоря, что нужно с её стороны? Жильё есть, голодными тоже не будут, появится ребёнок, согласна принять посильное участие в воспитании. Всё-таки, как Антон похож лицом и фигурой на Николая! Невероятно, но запонки в форме футбольного мяча в его сорочке  ещё одно напоминание об её прошлой жизни. И есть ещё третье повторение прошлой ситуации: избранник дочери моложе Светланы. Странно, но такие совпадения беспокоят душу. Надо как можно больше узнать об Антоне. При первом удобном случае постараюсь разговорить его”.
     Спала в эту ночь Марина Евгеньевна плохо. Можно сказать, вообще, не спала. Сквозь поверхностную дрёму слышала, как в ванной шумела вода, периодически раздавался приглушенный смех дочери в коридоре, хлопанье дверки холодильника из кухни. Из-под прикрытых век видела под дверью комнаты полоску света. Молодые не спали, и она не могла уснуть. Встать и выйти на кухню, выпить горячего молока с мёдом, чтобы уснуть, постеснялась.
     Молодые в эту ночь были тоже возбуждены и долго пребывали в состоянии бодрствования. Светлана была довольна тем, что объяснения с матерью произошли гладко, безо всяких неожиданностей и неприятностей. Конечно, мать могла бы, поняв, что дверь в квартиру закрыта изнутри, заподозрить что-то нехорошее, а, увидев её в наспех накинутом халате и надетых на босую ногу туфлях, прочитать мораль. В доме мужчина: его туфли и куртка висят на вешалке, дверь заперта, они оба в постели. Но она оказалась молодцом: ни намёка на упрёк, проявила сдержанность и доброжелательность. Пригласила к столу, всё чинно и благородно. Узнав о беременности, не устроила истерики. Её благородное поведение окрылило Светлану и она, подумав о том, что при таком благосклонном понимании можно попытаться решить самый важный для них вопрос, объявила ей, что с сегодняшнего дня они с Антоном будут жить под одной крышей. И тут всё прошло без сучка, без задоринки. Светлана отметила, что мать вела себя просто прекрасно. Самое главное  не задавала лишних вопросов, типа: где вы работаете, какое ваше материальное положение, откуда родом, кто ваши родители. Она бы сгорела со стыда, они, наверняка бы, разругались, если бы мать проявила себя при знакомстве с Антоном таким образом. Похоже, она была ошарашена новостями. Ничего, со временем всё утрясётся. Главное, она приняла Антона и её беременность абсолютно нормально. Просто чудо, а не мама! Регистрироваться или нет, они решат сами, это их сугубо личное дело. Раздеваясь перед сном, она донимала Антона:
      Ты сидел, как пришибленный. Испугался или было неловко?
      Представь себе, я чувствовал себя не в своей тарелке, пока не попросил у неё твоей руки. Услышав от неё согласие, моя застенчивость улетучилась, я, словно обрёл второе дыхание. Когда надел на твою руку кольцо, мне было уже ничего не страшно.
      Я заметила, какие чувства охватили тебя. Увидев, что расхрабрился, я всё остальное взяла на себя. Вышло замечательно: нам теперь не нужно прятаться и искать места уединения. Видишь, у нас есть своя комната, супружеское ложе, это же чудо! Можно жить и радоваться!  она похлопала ладошками по постели.
     Светлана наклонилась над ним и поцеловала. После продолжительного поцелуя он сказал:
      Всё-таки, у меня осталось чувство вины перед твоей мамой. Мы встревожили её. Наверняка, она не спит, представляю, что сейчас у неё в голове и на сердце. Наверное, правильнее было бы сделать всё по-другому.
      Ну, как?
      Очень просто. Можно было или пригласить её в кафе, или мне в назначенный день прийти к вам в дом с букетом цветов и просить твоей руки.
      Ладно, всё уже позади. Хватит тебе переживать. Всё обошлось. Мы ведь так и планировали: как сообщим, что я беременная, так и будем жить вместе. Знаешь, я нигде, кроме дома, находиться не могу.
     Помолчав, она добавила:
      Помни, я ревнивая, и, вообще, у меня жуткий характер. Например, люблю командовать.
      Не беспокойся, у меня точно такие же комплексы,  усмехнулся Антон.  Придётся нам общими усилиями от них избавляться. Меня, лично, это не пугает. Жизнь длинная, успеем исправиться.
      К какому рубежу?
      К последнему, к старости. Ты у меня будешь терпеливой, незлобной старушкой.
      Заманчивая перспектива,  засмеялась Светлана.  Старость, это сколько лет? Сорок, пятьдесят, шестьдесят?
      Бери выше, отсчитывай от восьмидесяти,  улыбнулся Антон.
      Жуть, какую цифру ты назвал,  она передёрнула плечами.  Неужели, доживём до таких лет?
      А как же? Несомненно,  уверенно сказал он.  Иначе и начинать семейную жизнь не стоит. Что-то я не прочь б чего-нибудь перекусить,  добавил, погладив себя по животу.
      Пошли на кухню, я мигом приготовлю омлет,  с готовностью предложила она.
      Не стоит, уже поздно, отложим до утра. Марина Евгеньевна отдыхает, можем потревожить.
      Я принесу сюда, не беспокойся, будет всё тихо.
     Она накинула на плечи халат и вышла. Вскоре вернулась с подносом в руках, на котором стояла большая кружка с горячим какао и тарелка с бутербродами.
      Ешь, отыскала в недрах холодильника,  она поставила поднос на тумбочку рядом с кроватью.
     Антон быстро встал с постели, пересел на стул, стоящий рядом и принялся есть. Расправившись с едой, он посмотрел на часы. Стрелки показывали пять утра.
      Через час за мной придёт машина. Позвоню водителю, назову новый адрес.
     Он достал из кармана брюк мобильный телефон и стал набирать номер. Закончив набор, вопросительно посмотрел на Светлану и попросил:
      Скажи адрес.
     Она быстро проговорила:
      Переулок Борисовский, семь, квартира сорок пять.
     Он кивнул и, ответившего на телефонный звонок шофёра, попросил приехать за ним на новый адрес.
     В семь пятнадцать утра, проснувшись, Марина Евгеньевна, выйдя из спальни, с удивлением отметила, что в коридоре на вешалке нет куртки Антона, а под ней не стоят его ботинки. Комната дочери была плотно закрыта, но её уличная одежда висела на плечиках в прихожей. Она постояла в раздумьях перед дверью в комнату Светланы, взялась за ручку, но открыть не осмелилась. Дочь всегда с вечера просила мать утром её будить, так как боялась опоздать на работу. Вчера такого указания не было, и она решила не беспокоиться.
     Приняв душ, принялась готовить на кухне завтрак. Он был по обыкновению очень прост: овсяная каша на воде без сливочного масла и сваренное всмятку яйцо. Когда заканчивала есть, в кухне, широко зевая, появилась дочь.
      Доброе утро,  Светлана поцеловала мать в щёку.
      Здравствуй,  приветливо ответила Марина Евгеньевна.  Присоединяйся, еда готова.
      Ты, что, опять кашу варишь?  капризно надув губы, спросила дочь.
      А что ты хочешь? Скажи, я приготовлю.
      Неужели, мы по утрам будем всегда есть твою кашу?
      Не вижу в этом ничего предосудительного. Во всяком случае, меня вполне устраивает такая пища.
      Но ведь у тебя же теперь зять появился!  укоризненно произнесла Светлана.  Думаешь, он захочет её есть?
      Почему бы и нет? Во всяком случае, о его вкусах и пристрастиях мне ничего не известно. Ты можешь сама для него готовить, только и всего. Он ещё спит?
      Нет,  отрицательно покачала головой Светлана.  Он уже на работе. Хочешь знать, где работает Антон?
      Скажи.
      Редактором и ведущим телеканала. Включи в девятнадцать часов телевизор и посмотри передачу “Звёзды нашего города”. Антон принимает в студии талантливых людей и берет у них интервью.
      Жаль, не смогу, буду на работе.
      Ничего, увидишь, она повторяется по средам в вечернее время. Кофе будешь?
      Не беспокойся, я выпью чай.
     Светлана приготовила кофе и, сев напротив, стала его пить. Напиток был горячим, она долго мешала его ложкой и, вытянув губы трубочкой, дула в кружку.
      У тебя, когда рейс?  поинтересовалась Марина Евгеньевна.
      Завтра,  с грустью сказала дочь.  Далеко лечу, на Восток. С нами полетит команда волейболистов на соревнования. Прилечу домой в среду.
      Не хочется?
      Представь, впервые меня не тянет в полёт. Особенно, если улетаю не на один день. У меня, правда, таких рейсов мало, но тем не менее.
      Тебе не хочется расставаться с Антоном?  спросила Марина Евгеньевна.
     Светлана, отпив кофе, сказала:
      Не только это. Понимаешь, сейчас стало очень рискованно летать на самолётах. У нас многие девочки перед полётами в церковь ходят и молятся. Другие берут с собой амулеты и талисманы. Конечно, они стараются вида не показывать, но на самом деле, переживают. Знаешь, почему?
     Она вопросительно взглянула на мать. Не дождавшись ответа, раскрылась:
      У всех семьи, дети, мужья. Девушки переживают и за себя и за родных. Раньше я ни о чём таком никогда не думала. Носилась по всей стране, как беззаботная птичка. Но теперь всё изменилось. Во-первых, появился Антон, во-вторых, я жду ребёнка. Невольно в голову приходят какие-то совершенно жуткие мысли, от них становится страшно.
      Моя хорошая, в чём дело? Зачем себя испытывать? Я согласна, что летать на самолётах бортпроводницей не самая лучшая работа на свете. Наверное, стоит сменить работу. Нужно подыскать себе другое занятие.
      У меня были такие мысли. Но беременных не очень-то берут на работу. Придётся летать, там будет видно.
    
    
      Я встретила вчера Тамару. У неё несчастье.
     Тамара  давняя подруга Марины Евгеньевны. Светлана хорошо её знает: с её сыном Игорем они когда-то вместе ходили в детский сад, а затем в школу.
      Какое?
      Игорь лежит в больнице. Она постоянно в бегах, вся растерянная и озабоченная. Мечется между ним и домом, по пути решая множество проблем, свалившихся на голову: нужны лекарства, усиленное питание, сейчас ищет доноров.
      Что с ним?
      На работе несчастный случай. Сильно обгорел.
      Какие проблемы с лекарствами? Сейчас ведь все застрахованы, по страховке в больницах обязаны лечить больных.
      К твоему сведению, по обязательному страховому полису предоставляется минимум услуг и самое примитивное лечение. На интенсивную терапию и углублённое обследование можно рассчитывать, страхуясь по добровольному полису, но из-за дороговизны это делает далеко не каждый. В таких случаях раскошеливаться приходится родственникам больного.
      Вот как! А я и не знала! И о крови должны беспокоиться родственники?
      У него редкая группа и отрицательный резус. В больнице в наличии нет.
      Что же делать? Как помочь Игорю?
      Вот Тамара и бегает по городу, умоляет знакомых сдать для него кровь, занимает деньги на дорогие лекарства.
      Она и у тебя просила?
      Нет,  отрицательно покачала головой Марина Евгеньевна.  Я только выслушала её.
      В какой больнице он лежит?
      В первой городской.
     Проводив мать на работу, Светлана вернулась на кухню, включила телевизор и, равнодушно слушая новости, допивала кофе. С Игорем они не виделись давно. Когда-то их матери часто заходили друг к другу в гости, чтобы обменяться опытом и успехами в воспитании детей. В памяти Светланы всплыл эпизод из школьной жизни, связанный с Игорем. Тогда он показал себя с лучшей стороны: своим благородным поступком спас её от неприятностей. В восьмом классе все коллективно собирались отметить Новый год. Одноклассники собрали деньги и распределили обязанности. Игорю и ей нужно было купить два килограмма шоколадных конфет и праздничный торт. На покупки им выдали сто пятьдесят рублей. По каким-то причинам они не могли быстро выполнить поручение, и она два или три дня носила деньги при себе в кармане пальто в кошельке. Когда они приехали в магазин, она с ужасом обнаружила, что кошелёк с деньгами исчез. Скорей всего его вытащили накануне в переполненном автобусе. Светлана вспомнила, что возле неё отирался какой-то подозрительный тип, спрашивал, как доехать до стадиона, она объяснила, но он вышел совсем на другой остановке.
     В общем, деньги исчезли. Тогда она очень переживала о пропаже, совершенно не зная, как исправить положение. Просить денег у матери не могла, знала, что она не сможет восполнить утрату. Положение спас Игорь. Узнав о случившемся, он поступил по-мужски: сбегал домой и принёс необходимую сумму. Она стала допытываться, где он взял деньги, Игорь успокоил, сказав, что вытащил из собственной копилки. Он собирал их на летние каникулы. Никто из одноклассников не узнал о ЧП, а они благополучно купили и конфеты, и торт.
     Позже она продала свои ручные часики и хотела вернуть деньги Игорю, но он категорически отверг её попытку и не взял их. Это было так давно, но она о его благородстве помнит до сих пор.
     Светлана открыла телефонный справочник и нашла телефонные номера первой городской больницы. Дозвонившись до заведующего отделением, в котором находился Игорь, узнала, что кровь, конечно, нужна, сдать её можно в отделении переливания, которое находится в больнице. Врач попросил её привлечь к этой акции своих знакомых и друзей, кровь пригодится для лечения Игоря. Потратив ещё полчаса времени на разговоры с сослуживцами и, упросив их помочь, она взяла паспорт и поехала в больницу.
      Я пришла сдать кровь для Озерова Игоря,  сказала она регистратору.
     Женщина согласно кивнула, взяла её паспорт и, заполнив несколько бланков, кивнула в сторону лаборанта, сидевшего за столом в холле, сказав:
      Хорошо, идите, сдайте прямо сейчас анализы.
     Возле девушки лаборантки собралась очередь из нескольких человек. У Светланы взяли кровь из пальца и, тут же поколдовав над ней, выдали результат.
      Теперь идите к врачу в пятый кабинет,  сказала лаборант.
     Доктор была молодой, приятной внешности с ярким макияжем. Узнав, что донор сдаёт кровь для Озерова, попросила паспорт. Сверив фотографию, изучила все страницы. Разговаривая, с интересом разглядывала Светлану и подробно расспрашивала о здоровье. Посмотрев результаты анализов, врач отрицательно покачала головой и сказала:
      Гемоглобин у вас, к сожалению, не на высоте. Только-только до нормы дотянул. Опасно сдавать кровь. У нас бывали случаи, когда у человека брали четыреста граммов, а потом приходилось восстанавливать кровопотерю. Вам не нужно рисковать.
      Что у меня с гемоглобином?  встревожилась Светлана.  Я чувствую себя абсолютно здоровой.
      У молодых женщин так бывает. Скажите, вы не беременная?  спросила врач.
      Да,  призналась Светлана и тут же пожалела, о том, что сказала.
     Врач, услышав ответ, вложила в паспорт бланки с анализами и протянула ей документ:
      В таком случае, вам противопоказано быть донором.
     Она развела руками в стороны и встала, давая понять, что разговор окончен.
      Пожалуйста, проходите следующий!  крикнула доктор.
     Дверь открылась, и в кабинет вошёл мужчина. Но Светлана не собиралась уходить.
      Нет, я должна сдать для Озерова кровь,  твёрдо сказала она.
      Зачем повторять?  удивилась врач.  Неужели, непонятно? Вам самой не хватает гемоглобина, если учесть, что вы беременная. Сдадут для него другие.
     Светлана умоляющими глазами смотрела на доктора и не вставала с места. Вошедший в кабинет мужчина, постояв несколько минут, вышел в холл.
      Кто вам Озеров? Брат, муж?  поинтересовалась врач.
     Она слишком пристальным взглядом в упор смотрела на девушку. Светлана, помолчав, решительно сказала:
      Это мой муж. Я никуда не уйду, пока не возьмёте кровь. Беременность не принимайте во внимание. Мы ещё не решили, что с ней делать.
     Щёки её покрылись румянцем, она замечала за собой и раньше, что когда говорит неправду, краснеет.
      Почему такой негативный настрой на беременность?  допытывалась врач.
     “Господи, ну зачем тебе всё знать?”  хотелось возразить Светлане, но вслух она, вдохнув воздуха, произнесла, не моргнув глазом:
      У нас двое детей.
     Она твёрдо решила не сдаваться. Услышав ответ, доктор воскликнула:
      Удивительно!
      Ничего здесь удивительного нет,  возразила Светлана.
     Врач усмехнулась и сказала:
      Бог с вами! Освободите руку, я измерю давление.
     Видимо, показатели давления были нормальными, потому как она заполнила листок и, передавая его в руки Светланы, сказала:
      Идите в операционную.
     Подхватив бумажку, обрадованная Светлана выскочила в холл. Раньше ей не приходилось сдавать кровь, она совершенно не представляла, как происходит эта процедура. Регистратор, увидев её, указала рукой на стеклянную дверь, над которой было написано: “Операционная”.
      Идите туда, только сначала снимите обувь.
     Всё оказалось очень просто, безболезненно и спокойно. Ей предложили лечь на диван, таких диванов в комнате стояло пять, на них лежали две женщины и двое мужчин. Медсестра действовала автоматически. Она вытащила из шкафа одноразовый комплект для забора крови, распаковала его, наложила на её руку жгут, ловким движением безболезненно проткнула кожу, и тотчас по пластмассовой трубке кровь полилась из вены в герметичный пластиковый пакет.
     Через несколько минут ей разрешили встать, предложили выпить горячего сладкого чая с печеньем, вручили шоколадку и справку о сдаче крови.
     Выйдя на улицу, она заметила, что не ощущает ни головокружения, ни слабости. Вдохнув свежего воздуха, подумала о том, что, если будет необходимо, то обязательно придёт и ещё раз сдаст для Игоря кровь. Никто из сослуживцев, кому она звонила, не пришёл в больницу. Светлана решила, что больше просить их не будет.
     Врач Лолита, работающая в отделении переливания крови, после ухода Светланы задумалась. Нет, ошибки здесь никакой нет. Именно её, Байкалову Светлану, она видела много раз в обществе Антона, с которым до недавнего времени была очень дружна. Ещё в начале этого года между ними оставались тёплые отношения, она в тайне надеялась, что он скоро сделает ей предложение. Но Антон вдруг резко изменился: не стал приходить в её дом и даже не звонил. Она несколько раз пыталась вызвать его на откровенный разговор и выяснить причину отчуждения. Когда увидела его в обществе этой девушки, поняла причину разрыва. Но странно! Оказывается, она замужем, у неё двое детей, зачем же он с ней проводит время? Сегодня женщина пришла в больницу и сдала мужу кровь. Неужели молодая дама крутит роман на стороне? Лолита усмехнулась. Может, Антон ничего не знает? Тогда нужно позвонить ему и рассказать. Возможно, их прерванные отношения восстановятся. Она достала из ящика стола зеркало, губную помаду и румяна. Посмотрев на своё отражение, поправила причёску, подкрасила губы и освежила румяна. После Антона у неё нет мужчины. Она не желает заводить новые знакомства, потому как всё время ждёт, что он вернётся к ней. “По-моему, наступило моё время,  думала она, пристально разглядывая себя в зеркале.  Нужно подумать, каким образом, открыть ему глаза на его новую избранницу. Или позвонить, лучше встретиться и поговорить с ним. Может быть, у нас с ним всё наладится”.
     В дверь кто-то постучал, она быстро убрала зеркало и косметику в стол и разрешила войти. Появился следующий донор, и она занялась им.
    
     Светлана пришла домой вечером. Марина Евгеньевна сидела в большой комнате и смотрела телепередачу. С экрана телевизора было видно, как в уютной студии расположился Антон и эффектная женщина. На ней была очень экстравагантная шляпа, на лице яркая косметика. Дама держалась перед камерой уверенно и охотно отвечала на вопросы. Светлана села в кресло и стала слушать. Даму она узнала. Это была известная в городе госпожа Вероника Корнева, она часто бывает на разнообразных шоу, каждый раз в новой шляпе и новом наряде. Интересно, что рядом с ней всегда рядом её муж. Держатся они непременно за руки, сидят рядом и на первый взгляд создают впечатление гармоничной супружеской пары. На самом деле всё далеко не так. Эта чета неординарная: во-первых, появлялись в публичных местах в одежде, сшитой из одинаковой материи. Если на госпоже Корневой красное платье и красная шляпа, то её муж обязательно будет в красном костюме и красном галстуке. Если же ей вздумается преподнести себя в белом наряде, то на нём будет исключительно белый костюм.
     Во-вторых, супруги открыто говорят о свободной любви, которой оба придерживаются. Однажды Светлана смотрела молодёжную телепередачу, в которой господин Корнев рассказывал, что между ним и женой сложились такие отношения, при которых оба имеют право завести роман на стороне. При этом каждый откровенно признаётся, с кем проводит время. Никакой ревности между ними нет. Оба считают, что такие отношения раскрепощают супругов, при этом Корнев уверен, что никакие новые увлечения не в силах разрушить их брачный союз. Доказательство тому двадцатилетний стаж их брака. Оба преуспевающие бизнесмены. У каждого своё дело. Он владелец автомастерской, она имеет несколько салонов: в одном мастерят дамские шляпы, салон-парикмахерскую для женщин и салон дамского белья.
     Светлане показалось странным, что сегодня госпожа Корнева была без супруга.
      Давно смотришь?  спросила она.
      Ты пришла к концу,  ответила мать.
    
     Она прислушалась к диалогу в студии. За спиной Антона на тумбочке виднелся упакованный в целлофан букет чайных роз.
      Скажите, как вам удаётся при всей занятости так потрясающе выглядеть? В чём секрет вашей красоты, поделитесь с телезрителями,  попросил Антон Корневу.
     Она одарила его благодарной улыбкой и ответила:
      Спасибо за комплимент. Никакого секрета нет. Я требовательный к себе человек. Умею распределять своё время. Каждый день у меня расписан буквально по минутам. Потом не забывайте, я человек публичный, меня часто приглашают на телевидение, всевозможные шоу, это накладывает определённую ответственность. На своей работе я требую от подчинённых того же. Ну, скажите, кому из покупателей приятно общаться с продавцами-консультантами, имеющими несвежий вид? От этого напрямую зависит бизнес, согласитесь. В коллективе преимущественно женщины, они понимают мои требования, стараются всегда выглядеть хорошо, хотя у некоторых есть проблемы в личной жизни. Но мой персонал заинтересован в успешном бизнесе, поэтому, зайдите в любой салон, и вас встретят обаятельные, жизнерадостные девушки, от которых уйти без покупки просто невозможно.
     Антон согласно кивнул и задал следующий вопрос:
      Мы наслышаны, что вы занимаетесь благотворительностью?
      Да. Совсем недавно мы подарили автомобиль для нужд одного приюта. В меру своих возможностей стараемся откликаться на просьбы малообеспеченных людей.
      Хорошо, спасибо вам за беседу, за то, что нашли время и пришли в нашу студию. К сожалению, время передачи ограничено. Надеюсь, что вы ещё раз придёте к нам.
     В этот момент заиграла музыка, Артур повернулся и, взяв в руку приготовленный букет роз, преподнёс цветы госпоже Корневой. Она взяла их и протянула на прощание руку. Светлана видела, как Антон наклонился и прильнул губами к её кисти. Невольно почувствовала, как в душе шевельнулось ревностное чувство. Она взглянула на часы и порывистым движением схватила мобильный телефон, набрала номер сотового Антона. Ей захотелось услышать его голос, но вместо него звучал голос оператора мобильной связи, сообщившего, что абонент отключён. В душе появилось беспокойство. “Странно, почему молчит телефон? Где Антон? Передача закончилась, он должен возвращаться домой”. Она встала, пошла на кухню и приготовила кофе. Выпив чашку, снова позвонила. Но женский голос уведомил, что абонент отключён. Марина Евгеньевна заметила, что дочь расстроена, но уточнять причину душевного волнения не решилась. По тому, с каким недовольством она швырнула на стол телефон, ей стало понятно, что Светлана не может связаться с Антоном.
     С Антоном в этот день творилось что-то необыкновенное. Утром, как только он появился на работе, ему доложили, что запланированный прямой эфир с депутатом Заксобрания Андреевым срывается. Его жена позвонила и сообщила, что ночью он госпитализирован с инфарктом. Антона новость сразила наповал. Срыв передачи  нонсенс, подобно ЧП мирового масштаба. Он начал судорожно соображать, каким образом выбраться из неприятного положения. Авральную ситуацию могли спасти два варианта: либо запустить в эфир новую передачу, которая всегда есть в запасе искушённых ведущих. Но в том-то и состоял трагизм положения, что последнее время он был настолько увлечён романтическими отношениями со Светланой, что наработать материал впрок не успел. Вторым спасительным вариантом выйти сухим из воды и не стоять виноватым на ковре перед начальством, была надежда на то, что у кого-то из запланированных персон окажется свободное время, и человек согласится прийти к назначенному времени в телецентр. Антон открыл записную книжку, в которой записывал координаты интересных для телепрограмм людей и сел на телефон. Неудачи преследовали его и здесь. Все, кого ему удалось найти, ссылаясь на занятость, отказывались именно сегодня светиться на телевидении. Госпожа Корнева по счёту была восьмым человеком, кого он стал почти умолять осчастливить телезрителей своим появлением в эфире. Он наговорил ей кучу комплиментов, назвал её “телезвездой” и “самой обаятельной” женщиной в городе. Сначала Вероника Матвеевна не соглашалась, ссылаясь на свои неотложные дела. Тогда Антон сказал, что для него её отказ равносилен самоубийству. Она в ответ рассмеялась и ответила, что в таком случае пожертвует временем и выручит его. Обрадованный Антон, получив согласие, помчался в цветочный салон и купил букет роз. Вероника Матвеевна не подвела, в назначенное время подкатила к телецентру на красном “Пежо”. Во время передачи он ощущал себя на седьмом небе от счастья, что довелось встретиться с такой очаровательной и умной женщиной. Его всегда привлекали успешные и преуспевающие люди, он с интересом расспрашивал их, какими путями они добивались вершин карьеры. Из многочисленных интервью с такими людьми всегда слышал одно: упорство в достижении цели, настойчивость и каждодневный, титанический труд. Антон в этот вечер находился целиком и полностью под влиянием чар госпожи Корневой. От её обворожительного облика исходила притягивающая аура, он всю передачу смотрел на женщину восторженными глазами.
     Немудрено, что после окончания передачи события стали развиваться по непредсказуемому сценарию. Он знал, что нужно ехать домой к Светлане, но почему-то, провожая госпожу Корневу, предложил ей выпить чашку кофе. Она охотно согласилась. Они спустились на второй этаж, где находилось кафе, сели за столик. На эстраде играли музыканты, несколько пар, прижавшись друг к другу, танцевали или, вернее, качались в такт музыке. На Антона и Корневу сразу обратили внимание. Сидевшие за столиками мужчины поворачивали головы и долгим взглядом рассматривали эффектную спутницу Антона. Его же распирало от чувства собственного достоинства. Рядом с потрясающей светской дамой он чувствовал себя, по меньшей мере, мэром города или преуспевающим президентом самой крупной и успешной компании.
     Госпожа Корнева выглядела неотразимо. Её глаза цвета яркого голубого неба, опушенные густыми чёрными ресницами, излучали интерес ко всему окружающему. С пухлых губ не сходила игривая полуулыбка, отчего нежное лицо светилось подкупающей добротой. В приглушенном свете кафе бархатная кожа мерцала обворожительной белизной. Линии овала лица, стройной шеи и открытых плеч были чисты и изящны. О неоспоримых достоинствах её фигуры свидетельствовали пышные, округлые формы соблазнительного бюста, прикрытого прозрачной материей, подтянутая линия талии, плавно переходящая в роскошные бёдра и стройные ноги с высоким подъёмом, обутые в изящные туфли. На столике перед ними лежало меню, они оба открыли и изучали его.
     К ним подошёл официант и, не отводя взгляда от дамы, спросил, что принести. Она ответила ему с подкупающей улыбкой:
      Чёрный кофе без сахара, пару груш и бисквит.
     Антон добавил:
      Для меня кофе с сахаром, бутерброд с сыром и телятиной.
     Официант не заставил себя долго ждать, принёс заказ и исчез.
     Вероника Матвеевна взяла наливную грушу и, откусив, издала возглас восхищения:
      Чудесная груша! Этот фрукт я люблю больше всех других. Я очень теплолюбивый человек, люблю жить там, где много солнца. Отсюда и моя любовь к грушам, персикам, абрикосам. А вы, что предпочитаете из фруктов?
     Антон, отпив кофе, пожал плечами и ответил:
      Я всеяден. Особых предпочтений не делаю.
     Он взял с тарелки бутерброд с телятиной и стал есть. Госпожа Корнева, доев грушу, вытерла рот салфеткой и, придвинув ближе блюдце с бисквитом, отламывала ложечкой маленькие кусочки и отправляла их в рот.
      Как мило с вашей стороны, что вы пригласили меня выпить кофе,  улыбнувшись, сказала она.  Так случилось, что сегодня я осталась одна, муж по неотложным делам отсутствует в городе, и я, впервые в жизни, вынуждена встречать свой день рождения в одиночестве. Ваш букет цветов как раз кстати.
     Услышав потрясающую новость, Антон почувствовал замешательство. Как нелепо получилось! Вытащил именинницу из дома, морочил ей голову своими вопросами о бизнесе и всякой чепухе! Нужно немедленно исправляться. Он быстро справился с минутной неловкостью.
      О, какая новость! Я прошу прощения.
     Она снисходительно кивнула.
      Во-вторых, поздравляю вас с прекрасным событием в жизни и искренне желаю вам дальнейшего процветания и успехов во всём. Разрешите поцеловать вашу руку.
      Благодарю,  расцвела она в улыбке и благосклонным жестом протянула кисть.
     Он взял её в свои ладони и, почувствовав волнующий трепет в груди, страстно прижался губами. От её мягкой и гладкой руки исходило тепло и приятное чувство нежности. Такую лапочку не хотелось отпускать. Его поцелуй был долгим и чувственным. Подняв лицо, заглянул в её глаза, не выпуская руки именинницы.
      Должен сказать вам, что вы очень красивая,  произнёс он.
     Она не торопилась убрать руку. Антон повернул её и стал рассматривать ладонь.
      Вас ждёт долгая, достаточно спокойная и беззаботная жизнь,  сказал он, разглядывая линии.
      Вы хиромант?  спросила она, широко улыбнувшись.  Давайте друг друга называть по имени, согласны?
      Конечно,  кивнул он.  Когда-то интересовался хиромантией, но мои познания в ней не глубокие. Но у вас явные признаки безоблачной долгой жизни.
      Не могу сказать, что моя жизнь в настоящее время беззаботна, и я переполнена счастьем. Нет,  с горечью произнесла она.
      Что омрачает вас? Скажите!  вырвалось у него так, словно он готов был защитить её от всех напастей.
      Нехороший мальчик,  шутливо погрозив пальцем, произнесла она.  Называй меня по имени и на “ты”, как договорились.
      Хорошо. Расскажи, что тебя омрачает.
      Не будем об этом. У меня возникло прямо сейчас одно желание,  она загадочно замолчала.
      Так говори!  он всё ещё продолжал держать её руку в своей.
     Вероника Матвеевна грустно вздохнула:
      Жаль пропускать каждое мгновение жизни! Сейчас в моём доме возле камина стоит накрытый стол, горят свечи, всё приготовлено моей домработницей для праздничного ужина. Но, как видишь, хозяйка отсутствует. Когда ты звонил мне и просил выручить, я согласилась только потому, что голос твой был настолько умоляющим и трагичным, что я не смогла отказать.
      Ещё раз прошу прощения, я виноват перед тобой вдвойне. Но я безмерно благодарен за твою отзывчивость и доброту,  он проникновенно поцеловал ей руку. Оторвавшись от поцелуя, сказал:  На сегодняшний вечер я твой верный слуга. Говори, что хочешь, исполню всё.
     Он сам поразился тому, что сказал, откуда вдруг в нём появилось такое рыцарское благородство?
      Тогда проводи меня до дома,  сказала она печально.  Я устала, хочу расслабиться и отдохнуть.
      Нет вопросов,  бодро ответил он, не выпуская её руки из своей.
     Она свободной рукой поправила шляпку, и, заметно повеселев, сказала:
      Тогда встаём!
     Легко поднявшись, Антон галантно взял её под руку, и они направились к выходу. Мужчины с соседних столиков проводили их завистливымы взглядами. На парковке возле здания телецентра стояли машины, среди них ничем не примечательная восьмёрка Антона, мимо которой он прошёл, словно она была не его. Корнева подошла к своему красному “Пежо”, открыла дверки, и они сели на сиденья. Антон почувствовал, как у него вспотели ладони. Так бывало всегда, когда он нервничал. “Ничего,  успокаивал себя,  только провожу её до дома. Я контролирую ситуацию. В этом нет ничего предосудительного, объясню всё Светлане, она поймёт”.
     Корнева мастерски управляла машиной. Они промчались по вечерним улицам города и свернули на Западную улицу. Он узнал этот район: здесь находились особняки богатых людей. Въехав во двор одного из коттеджей, она остановилась напротив входа, перед освещённой террасой.
      Вот мы и приехали,  объявила она.
     Антон поспешил выйти и открыл дверь с её стороны. Она протянула ему руку и встала.
      Благодарю за приятный вечер,  Антон почтительно склонил голову.  Желаю тебе хорошо отдохнуть.
      Что я слышу?  Корнева обиженно надула губки.  Оставить именинницу в одиночестве? Какие вы, всё-таки, мужчины коварные! Как можете легко обидеть женщин! Я не пожалела своего времени на твою передачу, а ты хочешь покинуть меня.
     Входная дверь открылась и на крыльце появилась женщина, одетая в чёрное платье с белым воротничком, в переднике, отделанном кружевами.
      Глаша,  обратилась Корнева к ней.  Это мой гость. Ты всё приготовила?
      Стол накрыт, в камине пылает огонь,  ответила домработница.
      И фондю приготовила?
      Конечно.
     Корнева потянула Антона за руку.
      Ты утром просила отпустить тебя на вечер, так?  спросила домработницу.
      Да. Если я вам больше не нужна, то разрешите уйти.
      Хорошо, иди. Завтра всё приберёшь. Пожалуйста, поставь в спальню этот букет.
     Домработница забрала цветы, повернулась и быстро исчезла за дверью. Корнева и Антон стояли напротив друга.
      Ты слышал? Камин пылает, нас ждёт фондю, пойдём, не пожалеешь,  сказала она вкрадчивым голосом.
      Хорошо,  сдался Антон и пошёл за ней.
     Они вошли в дом и сразу оказались в просторной комнате, обставленной современной мебелью. Гостиная была освещена большой сверкающей люстрой. Справа Антон увидел камин, в котором резвились весёлые языки пламени. Возле него стоял сервированный стол, рядом мягкие стулья, у окна диван с пухлыми подушками, вдоль стен три невысоких шкафа из тёмного дерева, на которых стояли вазочки, статуэтки и фотографии в рамках.
     Вероника пригласила к столу. Они сидели рядом. Перед ними стояла розовая чаша из фарфора, она находилась в подставке из гнутой, покрытой перламутром проволоки. Под ней горела свеча, подогревая содержимое чаши.
      Что это?  спросил Антон.
     Он прежде никогда не видел подобного прибора.
      Это и есть фондю,  улыбнулась она.  Тебе приходилось есть такое блюдо?
     Антон отрицательно покачал головой. Нет, он, конечно, слышал о фондю, но не больше.
      Fondre по-французски плавить. Видишь, в чаше расплавленный шоколад со сливками и ликёром. Горящая свеча держит смесь в расплавленном состоянии.
     Она придвинула к нему тарелку и положила на неё вилку с длинной ручкой.
      Берёшь вилкой кусочки фруктов или ягод и осторожно обмакиваешь в шоколад.
     Она продемонстрировала ему процесс, наколов на вилку ягоду спелой клубники и окунув её в расплавленный шоколад. Затем поднесла вилку к его губам.
      Открывай рот,  улыбаясь, сказала Вероника.
     Он почувствовал приятный вкус лакомства.
      Нравится?  не замедлила спросить именинница.
      Отлично,  искренне признался он.
      Тогда выбирай, что хочешь,  она указала на блюдо, на котором лежали нарезанные ломтиками бананы и ананас, клубника, сливы, инжир.  Только давай сначала выпьем по фужеру шампанского. Открой бутылку.
     Он вытащил из серебряного бочонка, наполненного льдом, бутылку вина, откупорил её и разлил по фужерам.
      Скажи тост!  игриво попросила она.
      За тебя, твою красоту, за вечную молодость,  сказал он, и они чокнулись.
      Спасибо,  кивнула она с достоинством.
     Есть фондю оказалось приятным занятием. Он старался аккуратно макать кусочки фруктов в шоколад, и это ему удавалось. Отведав весь ассортимент ягод и фруктов, он откинулся на спинку стула и осмотрел гостиную. Его внимание привлёк масляный портрет хозяйки дома. Антон вышел из-за стола. Художник запечатлел её в открытом летнем платье, сидящей на природе среди поляны цветов: синих, фиолетовых, розовых, жёлтых. Корнева была в шляпке, лицо её было освещено золотым солнечным светом, в открытом взгляде голубых глаз отражалась бездонная глубина неба. В руках Вероника держала небольшой букетик полевых цветов. От картины исходила тёплая, солнечная аура, она притягивала свежестью и красотой первозданного пейзажа. Он невольно подошёл ближе, отыскивая глазами в нижнем углу автограф художника, но не нашёл ни даты рождения шедевра, ни вензеля живописца.
      Нравится?  услышал за спиной.
     В голосе Вероники чувствовались неприкрытое кокетство.
      Да. Очень красиво. Я бы назвал картину “Солнечная Вероника”,  произнёс он с восхищением и повернулся лицом к ней.
      Всем нравится,  сказала она и облизнула губы. Они стали влажными и заблестели.
     Она стояла рядом, её полный бюст почти прикасался к его груди. Между ними было не больше трёх сантиметров. Он невольно заметил, как плавно, в такт дыхания колышутся её налитые округлости, а атласная кожа отливает белизной. Страстное желание овладеть этой женщиной заполнило его разум. Она, словно дразнила его, призывая вступить с ней в недозволенную игру. “Ну, смелее, смелее, ты видишь, я открыта перед тобой!”  прочёл в её глазах. Он приложил ладонь к её щеке и, почувствовав приятное тепло кожи, сказал приглушенным от волнения голосом:
      Ты восхитительна!
     Трепетная волна одновременно коснулась обоих, их губы слились в долгом, чувственном поцелуе. Она тесно прижималась к нему, обхватив руками его торс. Желание распирало Антона и стало неукротимым, когда он почувствовал, как её рука скользнула по его бёдрам и задержалась на промежности. Она нежно гладила место, где под материей брюк давало знать о себе наполненное страстью его достоинство. Вероника постанывала и слегка прикусила его губу. Не ответить на её призыв он не мог. Не отрываясь от её губ, спустил с гладких, округлых плеч тонкие лямки платья. В ответ она быстрым движением рук сбросила с него пиджак. Он упал на пол, и ключи, которые лежали в кармане, громко звякнули. Теперь Вероника стояла перед ним обнажённая по пояс. Он стал жадно целовать её пахнувшую приятным парфюрмом открытую шею и полные груди. Она не отталкивала его, наоборот, обвила его шею руками и гладила лицо. Антон приподнял её над полом, он готов был посадить Веронику на стол и уже сделал два шага.
      Подожди,  прошептала она, встав на ноги и взяв его за руку.  Пойдём сюда,  позвала за собой.
     Они вошли в боковую дверь, которую он сначала не заметил и оказались в спальне, посредине которой стояла широкая кровать. Она подошла к кровати, повернулась к нему лицом и притянула его к себе.
      Раздень меня,  прошептали её губы.
     Платье легко соскользнуло с её бёдер, когда он потянул его вниз. Она стояла в одних узеньких плавках и колготках. Он медленно стягивал бельё с округлых ягодиц, гладя руками стройные ноги.
      Дай, теперь я тебя раздену,  сказала она, переступив через плавки.  Ты только не спеши…
     Её руки легко расслабили галстук, расстегнули пуговицы сорочки, ловко справились с тугим ремень. Она слегка повернула его и толкнула Антона на кровать, призывая сесть. Затем, стоя напротив, стала снимать с него брюки и плавки. Отшвырнув одежду на пол, раздвинула его ноги и, встав между ними на колени, стала гладить его гениталии и прижиматься к ним своей тёплой грудью. Антон лёг на спину, взял её за руки и притянул на себя. Ещё мгновение и оба, распалённые страстью, отдались друг другу. Раскованность Вероники держала Антона в сильном эротическом возбуждении. Он мысленно отметил, что такого яркого оргазма раньше не ощущал. Она умело подогревала его страсть, и их пребывание в состоянии сладостной неги продолжилось до глубокой ночи.
      Ты расслабила и опустошила меня,  сказал он, когда они отдыхали.
      Во всем виновато шоколадное фондю,  пошутила она.  Ты жалеешь, что провёл со мной вечер?
      Я виноват перед одним человеком,  сказал он.
      Понимаю, ты не хочешь признаться, что получил удовольствие? Боишься, что захочется повторить? Не переживай! Живи, как жил до этого дня. У тебя есть близкий человек, у меня тоже. У нас с мужем свободная любовь, и я не чувствую перед ним угрызений совести. Он свободный человек и вправе провести вечер или ночь с кем понравится.
      Я не представлял, что бывают такие отношения,  устало сказал Антон.  Он сюда приводит женщин?
      Ну, что ты!  она громко рассмеялась.  Нет, конечно. Этот дом мой. У мужа есть особняк в Северо-Западном районе. Там его территория, и он решает, кого приглашать в гости.
      У вас, выходит, нет общего дома?
      Есть, есть! Элитная квартира в центре. Когда нам необходимо, мы встречаемся там.
      И сколько лет вы так живёте?  спросил он, вставая с постели.
     Антон надел рубашку и брюки. Стоя перед зеркалом, затягивал галстук.
      Ты уже?  удивилась она.  Ещё рано. Наш брак длится восемнадцать лет, и мы не устали друг от друга.
     Он молча застегивал пуговицы на сорочке.
      Помоги, пожалуйста,  она надела бюстгальтер, повернулась к нему спиной.
     Он долго возился с маленькими крючками, которые с трудом удалось зацепить друг за друга. Она терпеливо ждала.
      Я не совсем понимаю такие отношения,  Антон отрицательно покачал головой.  Неужели, так возможно? Ты не шутишь?
      Всё правда. Когда мы только поженились, между нами были преданные супружеские отношения. Прошло три года, и Кирилл изменил мне. Он пришёл и честно об этом сказал, при этом не изворачивался и не выпрашивал прощения. Я была в шоке, не знала, что мне делать: уходить от него было трудно, но и простить измену не могла. Кирилл сам предложил мне “рассчитаться” с ним такой же мерой. Сказал, что никаких сцен устраивать не будет, если узнает о моей побочной связи. Он даже не просил говорить ему об этом. Просто изменить и на этом успокоиться. Я думала, что он шутит, но он говорил вполне серьёзно. При этом признался, что любит только меня и не хочет разводиться. Я едва не сошла с ума: мысленно металась от одной мести к другой, более изощрённой и коварной. И мне пришло в голову отплатить ему той же монетой. На следующий вечер позвонила его другу и попросила развлечь меня. Он всегда делал мне знаки внимания, и я чувствовала, что этот мужчина не прочь переспать со мной. Это было моё первое приключение на стороне. Но я не выдержала и рассказала обо всём мужу. Ни оскорблений, ни сцен ревности и драки между нами не произошло. Он только сказал, что с этого дня мы вольные люди, но при этом наш брак не распадается. Тогда мы только начинали заниматься бизнесом, у нас была обычная квартира. Он часто приходил домой под утро, я улавливала от него запахи женщин и видела следы губной помады на воротнике сорочки. Постепенно я успокоилась, найдя хороший способ всякий раз заглаживать душевную рану. У меня появились любовники, я прекрасно проводила время в отсутствии мужа. Между тем, наш общий бизнес укрепился, мы крепко стояли на ногах и стали настолько обеспеченными, что смогли купить себе по особняку и элитную квартиру общего дома.
     Она замолчала, расправляя на ногах колготки. Взглянув на него, продолжила:
      Ты ещё молод, не знаешь, что большинство мужей и жён ведут скрытую жизнь, имея интимные связи на стороне. Вот такие отношения я считаю порочными и лживыми. Не будем спорить на эту тему. В современном мире можно столкнуться с чем угодно. В городе полно притонов, домов свиданий, саун, массажных кабинетов, называй заведения, как угодно, сути не изменишь: туда стремятся все, кто ищет новых ощущений вне дома. Об этом известно всему обществу. Власти ведут для блезира какую-то видимость борьбы с этим явлением, но и сами не прочь предаться искусу. О таких сенсациях столько написано! Вспомни президента Клинтона! Что говорить о простых смертных! Каждый живёт по своему вкусу. Мы не устраиваем сцен ревности, у нас нет скандалов, поэтому не надоели друг другу. Потом, уметь прощать это тоже большая радость.
      И после этого вы проводите время в общей постели?  с недоверием спросил Антон.
     Она усмехнулась.
      Ещё как! Мой муж не забывает меня, а по страсти и темпераменту даст сто очков любому моему кавалеру, уж я это знаю на сто процентов,  беззаботно щебетала Вероника.
     Ему захотелось уйти из её дома и быстрее увидеть Светлану.
      Уже поздно, мне пора,  сказал он, надевая носки.
     Вдруг она насторожилась.
      Кажется, кто-то открывает входную дверь,  Вероника в колготках и лифчике подошла к двери спальни и открыла её.
      Вот это сюрприз!  воскликнула она.  Кирилл, ты откуда?
     Сердце Антона замерло и перестало биться. Он почувствовал сильное волнение, вспотели ладони и по спине поползли мурашки. Вероника повернулась к нему и сказала:
      Можешь познакомиться с моим мужем.
     Она на ходу натянула на себя платье и, поправляя волосы, вышла из спальни. Антон, как вкопанный остался сидеть на кровати. Он слышал, как они разговаривали.
      Тебе удалось быстро решить дела?  спросила она.  О, какой прекрасный букет! Спасибо, дорогой.
      Я прервал поездку, вспомнил о твоём дне рождении и поспешил тебя поздравить. Вылетел вечерним рейсом, но через два часа должен вернуться. Ты, я вижу, не скучаешь! У тебя кто-то есть?
     Антон с ужасом вспомнил, что его пиджак остался на полу в гостиной.
      Да, в этот знаменательный для меня день один человек составил мне компанию. Антон, иди сюда!  позвала она.  Кирилл, ты поужинаешь с нами?
      Нет, нет, меня ждут. Машина во дворе.
     Антон предпочёл оставаться в спальне, услышав, что муж не собирается задерживаться. Натянув носки, торопливо обулся и застегнул замки на ботинках. Встречаться с мужем Вероники ему не хотелось. Он слышал, как зазвенели бокалы, затем раздался громкий хлопок открываемой бутылки, и мужской голос произнёс:
      Пьём за твоё здоровье! Оставайся самой красивой и привлекательной! Прими мой подарок.
      Спасибо! Чудесная вещь!
     На минуту воцарилась тишина. Затем Антон вновь услышал, как ночной гость сказал:
      Мне пора. Желаю приятно провести время.
     Послышались шаги и скрип открываемой двери.
      Чао, дорогой!
     Через минуту Вероника вошла в спальню. Увидев растерянного и испуганного Антона, засмеялась и сказала:
      Ну что ты так испугался, глупый?
     Она подошла к нему и погладила его по щеке. Затем села к нему на колени и прильнула к его губам. Оторвавшись от поцелуя, погладила по голове и сказала:
      Оставайся до утра, милый!
      Не могу,  произнёс Антон, губы плохо слушались его. Он почувствовал, что они, словно онемели.
      Ты волнуешься, успокойся. Видишь, никаких кровавых сцен не было. Хочешь, принесу вина? Мы выпьем, повторим всё сначала, ты успокоишься, всё будет хорошо.
     Вероника прильнула к его губам и, страстно целуя, взъерошила ему волосы на затылке.
      Останься, мой воробышек, не пожалеешь, ты меня ещё не знаешь до конца,  шептала она и теснее прижималась к его груди.
      Меня тоже ждут,  повторил он, передохнув после поцелуя.
     Она обиженно отстранилась. Он вытащил из кармана носовой платок, вытер вспотевшие ладони.
     Она встала и беспечным тоном сказала:
      Воля твоя. Могу вызвать такси.
      Не надо, я хочу пройтись пешком.
     Он посмотрел на часы, когда вышел из её дома, было половина второго ночи.
     * * *
     В этот вечер Светлана терялась в догадках, где находится Антон и почему не отвечает его телефон. Она звонила в телецентр, ей сказали, что здесь его нет, но она не успокоилась. Позвонив в третий раз, попала на кого-то мужчину, который, не удосужившись поинтересоваться, кто наводит справки о сотруднике, бесстрастным голосом сообщил, что видел Антона с Корневой в кафе. Она со всех ног помчалась в телецентр. Увидев на парковке его машину, обрадовалась, подумав, что найдёт его. Из открытых, ярко освещённых окон кафе лилась музыка. Она поднялась на второй этаж и вошла в зал. Стоять в дверях было неудобно, она видела, что на неё с интересом смотрят посетители. Но выстояла, оглядев все столики. Антона не было. Где его искать? Она повернулась и вышла на улицу. “Очень странно,  думала расстроенная Светлана.  Машина здесь. Где он?”
     Она достала из сумочки свои ключи от машины, открыла дверку и села на заднее сиденье. В таком случае будет дожидаться его здесь. Он должен сюда прийти.
    
     ***
     Антон шёл по пустынным улицам города, засунув руки в карманы брюк, подняв воротник пиджака. Отчего-то тело пронизывала неприятная дрожь, хотя на улице было тепло. “Что со мной произошло? Как я мог так поступить? Как возвращаться к Светлане?” Подобные мысли калёным сверлом сверлили его разум, их невозможно было выкинуть из головы. Идти домой было страшно, там Светлана и её мать, такая милая Марина Евгеньевна. С ними нужно разговаривать, отвечать на вопросы. Он шёл и шёл, прошёл несколько кварталов и понял, что находится далеко от дома. Место работы в другом районе города, до него можно было добраться, взяв такси. Отоспаться в какой-нибудь пустой комнате до утра и остаться на работе до следующего вечера. Но ехать на службу, откуда прошлым вечером начался путь его позорного соблазна, он не захотел. Его бы воля, он бы вычеркнул весь прожитый день из своей жизни, чтобы только не было о нём воспоминаний. Или переделал бы по-новому. В новом дне так бы не поступил. “Запоздалое раскаяние,  с горечью подумал Антон.  Как я легко пошёл у неё на поводу! Она повела меня за собой, как послушного, дрессированного пёсика, который по одному взмаху руки хозяйки выполняет все её задания”. Он с силой пнул попавшуюся под ноги алюминиевую банку из-под пива. Она с грохотом отлетела на газон. Дома стояли с тёмными окнами, он представил, как спокойно, безо всяких волнений лежал бы сейчас в обнимку со Светланой в её тёплой постели, если бы не это гнусное приключение. На душе было паршиво. “Отчего мне сейчас так плохо? Почему в спальне Корневой у меня были совсем другие ощущения? Я ведь испытывал удовольствие, когда целовал и гладил её тело”. Он сплюнул под ноги, почувствовав лёгкую тошноту. “Во всём виновато фондю”,  вспомнил слова Корневой. Нет, идти домой нельзя. Посмотрел на часы, было половина пятого утра. Сегодня у Светланы рейс, она улетит на двое суток, наверное, уже встала и собирается. Хорошо, пусть летит, он не появится сегодня дома, переждёт эти два дня, наберётся силы и храбрости и потом всё объяснит ей. Зайдя в какой-то двор, сел на скамейку и закрыл глаза, хотелось спать. Быстро светало. Из подъездов стали выходить по одиночке жильцы, в основном владельцы собак со своими питомцами. Место показалось ему знакомым, этот двор что-то напоминал, но что именно, было не ясно. К одному из подъездов подъехала “Волга”, тут же хлопнула дверь, и на улицу вышли две женщины, у одной в руках была большая дорожная сумка. Он вгляделся и узнал Лолиту. С ней до Светланы у него был небольшой роман. Перед ней он чист: между ними не было близости, жениться не обещал, в любви не клялся. Так, лёгкое ухаживание. Она тоже узнала его, сказав спутнице: “Садись в машину, я сейчас”,  подошла к нему.
      Антон, привет! Ты, что здесь сидишь?  спросила и села рядом.
     Он поздоровался, но отвечать не стал.
      Я так и не поняла, почему мы с тобой расстались, ты исчез, ничего не объяснив.
     Антон улыбнулся и неопределенно пожал плечами.
      Ты увлёкся замужней женщиной? Тебе она нужна? У неё ведь двое детей! Впрочем, её муж болен, возможно, поэтому она постаралась очаровать тебя.
     Он смотрел на Лолиту во все глаза и не верил своим ушам. На ум пришла Вероника. Откуда она узнала о его приключении с Корневой? Неужели была в кафе и видела, как он с ней сидел за столиком? Но Корнева не вспоминала о детях, у неё их, похоже, нет и ничего не говорила о болезни мужа.
      Откуда тебе известно?  поинтересовался он.
      Вчера она в больнице сдавала кровь для мужа. Я принимала её и поэтому знаю.
      Ты что-то путаешь. У меня нет таких знакомых.
      Это ты запутался,  усмехнулась она.  Я знаю точно: твоя новая избранница беременная, у неё двое детей и больной муж. Антон, пока не поздно, разорви с ней, давай встретимся с тобой сегодня,  горячо предложила она.  У нас были романтичные отношения, они могли перерасти в более глубокие.
      О ком ты говоришь, не понимаю,  усмехнулся он.
      О Байкаловой, её зовут Светлана. Разве не знаешь такой?
     Услышав фамилию и имя, Антон замер и удивленно посмотрел на Лолиту. Из машины вышла молодая женщина и крикнула:
      Лолита, я опоздаю на регистрацию, рейс через полтора часа, времени в обрез.
      Ну, как, встретимся сегодня?  не обращая внимания на призыв, не отставала Лолита.
      Подожди, у Байкаловой нет мужа, который лежал бы в больнице, детей у неё тоже нет,  заметно волнуясь, возразил он.
     Лолита вздохнула и сказала:
      Я ничего не путаю. Разбирайся сам. Есть муж, больной, которому она пожертвовала свою кровь, несмотря на то, что беременная. Есть двое детей. Впрочем, с этой беременностью они ещё не приняли окончательного решения. Скорей всего, она ей не нужна. Что ты так смотришь на меня, словно я инопланетянка. Вижу, она тебе настолько хорошо мозги закрутила, что ты совсем не понимаешь, какой хомут надеваешь на шею. Ну хорошо, надеюсь, ты разберёшься. Звони мне, я буду ждать!
     Она повернулась, подбежала к машине и юркнула в салон. “Волга” тотчас газанула и покатила. “Вот это новость!  Антон был ошарашен известиями.  “Светлана вчера сдавала кому-то кровь, но мне она ничего не говорила! Зачем ей понадобилось совершать такой благородный поступок? Так поступают только для близких людей. Она ведь беременна! Это может повредить ребёнку. Какой больной муж, какие дети? Может, он вдовец с двумя детьми? Поэтому она так и сказала. Тогда от кого у неё беременность, которую она собирается прервать? Это тихий кошмар!”
     Он схватился за голову, сильно волнение охватили его. Мысли о приключении с Корневой, которые недавно сверлили разум, полностью вылетели у него из головы, но в ней теперь бурлили гнев и возмущение, и это было связано со Светланой.
     “Нужно немедленно ехать домой, и разобраться с ней,  он поднялся и решительным шагом вышел из двора.  Хорошо, что мы ещё не оформили отношений, мне не нужен чужой ребёнок. Я не потерплю измены. Какая она хитрая! Увлекла меня, а сама имеет, пусть не мужа, но, вероятно, любовника, которому ринулась сдать кровь! Ужас, ужас!”  Твердил он, почти бегом мчась по улицам. Вскоре запыхался и, увидев нужный автобус, заскочил в него.
     Он не стал нажимать кнопку звонка, а своим ключом открыл дверь. На кухне сидела Марина Евгеньевна и пила чай. Перед ней на столе стояла тарелка с румяными оладьями и сметана в миске. Увидев его, она приветливо улыбнулась и сказала:
      Ты один? А где Светлана? Она опоздает на рейс!
      Её нет дома?  удивился он.
     Антон круто повернулся и бросился в комнату, увидев, что она пуста, вернулся.
      Завтракай, садись!  Марина Евгеньевна достала из шкафчика кружку с блюдцем и поставила на стол.
      Она не звонила? Вы не знаете, где она?  стал спрашивать, устало опустившись на стул.
      Как ушла вечером, не звонила.
      Когда ушла?
      Вскоре, как закончилась твоя передача. Я видела, она несколько раз набирала номер телефона и расстраивалась, что не может связаться с абонентом.
     Антон вытащил из кармана мобильник. Включил, набрал номер. “Лимит времени исчерпан”,  услышал голос оператора. Он тяжело вздохнул, виноват, забыл купить карту.
      Ты ешь, Антон,  сказала Марина Евгеньевна.  Я ухожу на работу.
      Я тоже сейчас уйду,  проглотив оладью, сообщил он.
      Тогда до вечера!
     Марина Евгеньевна ушла. Антон посмотрел на часы. Время есть. Можно принять душ, немного поспать, потом на работу.
     Около двенадцати часов он появился на проходной телецентра. Вахтёр, увидев его, сообщила:
      Вам оставлено письмо,  и протянула конверт.
     Антон с удивлением взглянул на него. Почерк был незнакомый. На ходу вскрыл и пробежал глазами короткую записку. Письмо оказалось от бабушки. Она сообщила, что очень заболела, нет сил писать. За неё под диктовку пишет её сосед, он едет в город, и она его попросила передать послание. Если может Антон, то лучше бы навестил её. Он сложил письмо и сунул его в карман. За дверью его кабинета надрывался телефон. Он торопливо открыл замок и схватил трубку.
      Алло!  крикнул в трубку.
     Услышав голос Светланы, спросил:
      Ты откуда звонишь?
      Я сейчас улетаю. Через двадцать минут объявят взлёт. Я звонила тебе несколько раз вчера вечером и сегодня, но твой мобильник молчит, дома телефон не отвечает.
      Я был на работе,  суровым голосом ответил он.  Ты где была? Почему не ночевала дома?
     Антон предпочёл нападение, атаковав её вопросами. В кабинет вошли несколько сотрудников и уселись на стулья, ожидая, когда он освободится.
    
     ***
     На другом конце провода, в служебном помещении аэропорта была Светлана, одетая в костюм бортпроводницы. Она обрадовалась, дозвонившись до Антона. Услышав, ответ, посетовала на себя за то, что постеснялась пройти в здание и поискать его там.
      Хорошо, ты, когда вернёшься?  в голосе Антона слышались металлические нотки.
      Почему у тебя такой строгий голос?
     Но Антон ничего не ответил и положил трубку. Что ж! По телефону не дело разбираться в отношениях. Вокруг щебетали стюардессы, некоторые явно прислушивались к разговору.
      Светлана, едем на лётное поле! Автобус подъехал,  поторопила напарница Катерина.
     Как только самолёт с пассажирами набрал высоту, для стюардесс началась обычная работа: разносить завтраки, прохладительные и алкогольные напитки, газеты, журналы, гигиенические пакеты. Когда с завтраком было покончено, Светлана, устроившись за занавеской в тамбуре, стала есть. Горячий кофе и еда приятно согрели и отвлекли от невесёлых дум. “Зачем я сидела всю ночь в машине?  думала она.  Надо было подняться на этаж и найти Антона. Мало ли что мне ответил по телефону какой-то сумасшедший!” После бессонной ночи захотелось поспать хотя бы полчаса. Она попросила свою напарницу поработать за неё. Та согласно кивнула и сказала:
      У тебя усталый вид, конечно, отдыхай!
     Монотонный гул моторов приятно убаюкивал, и Светлана закрыла глаза.
    
     ***
     В конце дня Антон вспомнил о письме и решил позвонить бабушке. Она сама взяла трубку. Голос у неё был слабый. Она звала внука к себе, но Антон не мог отлучиться на работе. Подумав, спросил:
     – Ты вызывала врача?
     – Да, приходил доктор.
     – Что он рекомендовал?
     – Сказал, нужно ложиться в больницу. Но ты представь: я здесь одна, как мне будет плохо в больнице! Никто не придёт ко мне, мало ли что понадобится.
     Антон представил бабушку, лежащую на больничной койке. Действительно, картина плачевная. У неё один родственник – он, да и то находится в другом городе. Ехать к ней однозначно не может, потому что одним днём ничем помочь невозможно. Но просто так ограничиться обычными советами и пожеланиями Антон не мог, поэтому усиленно искал выход из положения. В голову пришла спасительная мысль: обратиться за помощью к своим знакомым медикам из числа тех, кого он представлял в передачах. Антон обрадовался, ему подумалось, что врачи обязательно что-то подскажут. Он успокоил бабушку и обещал перезвонить. Открыл записную книжку, нашёл номер телефона практикующего профессора, в прошлом месяце он был гостем программы. К счастью, легко связался с профессором и рассказал о своей проблеме.
     – Так привозите родственницу в больницу, на месте определимся, что с ней делать, – подсказал корифей медицины. – Заочно давать рекомендации не могу.
     Антон поблагодарил его. Тут же вновь позвонил бабушке и сказал, чтобы она вечерним поездом выезжала, он утром её встретит на вокзале.
     Вечером, придя с работы домой, он увидел на кухне Марину Евгеньевну, она что-то помешивала в кастрюле, стоя у плиты.
     – Антон, садись, будем ужинать, – пригласила хозяйка.
     Почувствовав аппетитный запах, витающий в воздухе, он не заставил себя приглашать дважды. Накормив будущего зятя, Марина Евгеньевна решила, что благоприятный момент для разговора по душам наступил, и его нужно использовать. Ей хотелось, как можно больше узнать о нём. Отсутствие дочери позволяет задавать интересующие вопросы, и она отважилась:
     – Антон, где твои родители?
     – Мои родители умерли. У меня только бабушка, она сейчас заболела.
     – Извини, я не знала об этом.
     – Ничего. Сначала в автодорожной катастрофе, когда мне было пятнадцать лет, погиб отец. Через два года заболела мама и тоже ушла из жизни. Она очень переживала, возможно, это повредило её здоровью. На моё совершеннолетие она мне подарила запонки отца. Я очень дорожу ими, ношу, не снимая. Так мне кажется, что отец всегда рядом.
     Он выставил руки и посмотрел на запонки. Марина Евгеньевна, взглянув на них, спросила:
     – Наверное, он увлекался футболом?
     – Да! Он был настоящим поклонником футбола. С детства гонял мяч, играя в дворовых командах. Меня пытался приучить, но я к футболу отношусь равнодушно.
     Марина Евгеньевна на секунду замерла, воспоминания Антона всколыхнули память, она невольно спросила:
     – Как звали отца?
     – Николай, – добавил с улыбкой: – Антон Николаевич, так меня величают.
     “Какое совпадение!” – подумалось ей, и в голове возник образ друга, когда-то сделавшего предложение.
     – В каком городе ты жил, где прошло детство? – она затаила дыхание, ожидая ответа.
     Этот молодой человек с первого раза своей внешностью напомнил ей Николая, подобные запонки в виде футбольного мяча когда-то подарила ему, потому что он увлекался футболом, она даже ревновала его к увлечению.
     Он назвал город, это был её родной, из которого она уехала по совету матери. “Невероятно! Не может быть!” – промелькнуло у неё в голове. – Как твоя фамилия?
     – Солдатов, – ответил Антон.
     Марина Евгеньевна напряжённым взглядом смотрела на него, отыскивая в его лице новые сходства с другом юности. “Господи! И он Солдатов! Как удивительно похож на Николая! Лицо, запонки, город, всё имеет удивительную связь с моей жизнью. Неужели!?”
     – У тебя есть фотография отца? – с замирание сердца спросила она.
     Антон с готовностью вытащил из кармана пиджака записную книжку, извлёк карточку и протянул ей.
     – Это наш семейный снимок десятилетней давности, – добавил с улыбкой. – Смотрю на него и вспоминаю счастливое время, когда мы все были вместе.
     Марина Евгеньевна не могла отвести взгляда от фотографии: с неё смотрел хорошо ей известный Николай. Он обнимал мальчика, с другой стороны которого сидела молодая женщина. На всех лицах довольные улыбки. “Это он! Антон его сын! Мир тесен до смешного”, – с грустью подумала она. Известие одновременно обрадовало её и встревожило: с одной стороны она была рада, что Антон его сын, с другой, сообщение о безвременной трагической смерти Николая навеяло скорбь.
     – Значит, ты Солдатов Антон Николаевич, – машинально проронила она. – Это ваш отец, – добавила, грустно вздохнув.
     Антону, словно передалось её минорное настроение. Он с тревогой посмотрел на неё и взволнованно спросил:
     – Вы его знали?
     Она отрицательно покачала головой. Не стоит раскрывать душу молодому человеку, признаваясь в самом сокровенном. Эта часть её личной жизни, она закрыта для всех, даже для дочери.
     – Нет, что ты! – поспешно сказала она, возвращая фотографию.
     Он забрал её и положил в записную книжку.
     “Значит, Николай не забывал обо мне! – пронеслось приятой волной в её сознании. – Всё время берёг мой подарок”, – с удивлением подумала она.
     – Что же случилось с бабушкой? – спросила, чтобы отвлечься от волнующих воспоминаний.
     – Сегодня получил от неё письмо, она сообщает, что заболела, просила меня приехать. Но я, к сожалению, не могу оставить работу.
     – Бабушка, чья мама? – у неё едва не вырвалось: – “мама Николая?”, – но она вовремя сдержалась.
     – Это мать отца, – кивнул он.
     И тут ей снова вспомнились картины прошлого: озлобленное лицо женщины, крики, оскорбления в свой адрес, совет матери уехать из города, чтобы пережить незаслуженное унижение. Если бы не агрессивная реакция матери Николая, она, вероятно, стала бы его женой. У них могли быть дети. Она бы жила другой жизнью. Была бы та жизнь лучше? Марина Евгеньевна вздохнула: никто на этот вопрос не ответит.
     – Что же ты решил? Оставишь её одну?
     – Нет, конечно, – обиженно возразил он. – Как можно! У меня много знакомых в медицине, я договорился кое с кем, её посмотрят врачи и решат, что предпринять. Завтра утром я её встречу и отвезу в больницу.
     – Какой ты внимательный и благородный человек! Не все молодые люди с такой готовностью откликаются на призывы близких о помощи. Это заслуживает похвалы, – искренне похвалила она.
     – Она у меня очень хорошая, можно сказать, вырастила меня. Я по-другому поступать не могу.
     “У меня от встречи с твоей бабушкой остались очень неприятные ощущения”, – мысленно возразила она. Вслух сказала:
     – Если возникнут затруднения, скажи мне, я тоже смогу помочь.
     – Спасибо, я думаю, справлюсь.
     Марина Евгеньевна не относилась к числу людей, кто долго помнит плохое, а при случае вытаскивает камень из-за пазухи. Бесспорно, по отношению к ней эта женщина поступила некрасиво, по сути, своим поступком развела её с Николаем. Он, видимо, находился под её влиянием, потому как не стал перечить, не бросился за ней вдогонку, не наводил мостов примирения. Всё в прошлом, к слову сказать, у неё нормальная жизнь, она всегда была занята делом, грустить время не было. Странно только одно: почему прошлое, всё-таки проникло в её жизнь? Вернулось и напомнило о себе в лице Антона? На небесах, словно, кто-то спохватился и решил, таким образом, исправить совершённую ошибку. Теперь Антон муж её дочери, у них родятся дети, которые будут похожи на него. Она будет смотреть на лица детей и находить в них черты Николая. Интересно, если бы он остался живым, как бы произошла встреча?
    
     ***
     Наступил новый день, Антон помчался на вокзал, встречать, а затем устраивать в больницу бабушку, Марина Евгеньевна поспешила на службу. Вечером должна прилететь Светлана, без которой в доме чувствуется пустота и одиночество.
     Эту поездку Светлана перенесла плохо. В воздухе её постоянно тошнило, кружилась голова, было скверное самочувствие. Подруги, видя её состояние, отправили Светлану отдохнуть и набраться сил. Весь день провела в номере гостиницы, пила минеральную воду и лежала под одеялом, мечтая об одном: скорее вернуться домой. Раньше в полётах она никогда не испытывала дискомфорта и недомогания. Вероятнее всего, даёт о себе знать беременность. Возможно, дочь не будет стюардессой, и, таким образом, протестует против её работы. Что ж! Если и дальше будет так продолжаться, следует попроситься у начальства на земную должность. Через три часа рейс, пора отправляться на взлётное поле. Она встала, приняла душ, затем собрала сумку и, закрыв номер, ушла из гостиницы.
     Пассажиры заполнили самолёт, и он точно по расписанию поднялся в небо. Через три часа она будет дома. Интересно, встретит ли её Антон? Отчего у него был такой сердитый голос, когда говорил с ней по телефону? Сердиться должна она, ведь он, не позвонив домой, остался на работе. Если даже что-то с телефоном, неужели нельзя было воспользоваться другим? Он заставил её волноваться, она провела ночь перед полётом в машине, не выспалась, ждала его. “Хватит об этом, – подумала Светлана. – Дома разберёмся”. Раздался звонок, и на панели загорелась сигнальная лампочка. Кто-то из пассажиров вызывал бортпроводницу. Она встала и пошла в салон. В кресле сидел грузный пожилой мужчина, лицо его было красным, он тяжело дышал. Увидев стюардессу, попросил:
     – Принесите, пожалуйста, воды.
     – Вам плохо? – спросила Светлана.
     – Наверное, поднялось давление. У меня есть лекарства, я их постоянно ношу с собой. Дайте пить.
     Она быстро вернулась, держа в руках стакан с минеральной водой. Он принял таблетки, запил их и, откинувшись на спинку сиденья, поблагодарил. Светлана в нерешительности стояла возле него, не решаясь уйти. Внешний вид пассажира вызывал у неё тревогу. Но он успокоил её:
     – Не беспокойтесь, теперь станет лучше, это со мной не первый раз.
     Она вернулась и села на своё место в тамбуре между салонами. Монотонный рокот моторов действовал успокаивающе. Самолёт летел ровно, иногда на секунду проваливался в воздушные ямы, выходил из них и снова продолжал полёт. Пассажиры мирно дремали в креслах. Но вот на табло загорелась надпись: “Не курить. Пристегнуть ремни”. Самолёт начинал снижаться. Светлана посмотрела на часы и подумала, что через сорок минут будет в городе. Перед приземлением моторы пронзительно визжали, казалось, что они вот-вот лопнут, и самолет рухнет на землю. Она смотрела в иллюминатор. Впереди виднелась знакомая взлётно-посадочная полоса. Началась сильная тряска, но в этом не было ничего страшного, так бывает довольно часто. И вот раздался долгожданный толчок, это шасси соприкоснулись с землёй. Она не успела облегчённо вздохнуть, как самолёт вдруг накренился на бок, затем дернулся и пролетел вперёд. Одновременно раздался сильный толчок, и машина резко уткнулась носом в землю. Рывок был настолько сильным, что пассажиры выбросило из кресел, ремни не выдержав нагрузки, порвались. Светлану сбросило с сиденья, и она пролетела вперёд по проходу на несколько метров. Раздались крики о помощи, с полок на головы людей посыпалась ручная кладь, одновременно погас свет. Но самое страшное – появился запах дыма. ”Случилась авария!” – пронеслось в голове Светланы. Она лежала на полу, придавленная какими-то тяжёлыми предметами. Сбросив с себя груз, стала подниматься и увидела, что в хвостовой части самолета разгорается пламя. Ещё несколько секунд, и оно распространится по всем отсекам. Со всех сторон доносились крики о помощи, детский плач, люди умоляли: “Откройте дверь! Зажгите свет! Горим! Горим! Спасите!” В самолете в кромешной темноте началась дикая паника. “Нужно открыть запасной выход, он должен находиться слева”, – спасительная мысль, как вспышка осветила её разум. Она попыталась на ощупь пробраться к выходу, но это сделать было невозможно: из-за крена левая половина салона была полностью завалена. Она слышала ужасные вопли барахтающихся людей, пытающихся освободиться из завала. Времени было в обрез. Салон наполнялся едким дымом, дышать стало трудно. “Если я не найду спасательный люк, самолет взорвется, все погибнут”, – думала она, пробираясь в темноте через кресла. Чудом нащупала ручку запасного люка, повернула её, приложив невероятные усилия, крышка стала открываться, показалось звёздное небо, в отверстие проник свежий воздух. “Всем на выход!” – изо всех сил закричала она.
     Светлана помогала людям покинуть горящий самолёт: кого-то проталкивала к выходу, тянула за руки и приказывала: “Немедленно прыгайте, самолет взорвётся!” Перепуганные пассажиры один за другим выпрыгивали на землю. Возле неё оказался мужчина, он задыхался, на нём дымилась одежда. “Прыгай, девочка, быстрее, иначе погибнешь”, – крикнул он и исчез в открытом люке. Вслед за ним из горящего самолета выпрыгнула Светлана. Ударившись о землю, почувствовала сильную боли в животе и ноге. Рядом оказался мужчина, он тянул её за руку. “Я не могу встать, наверное, сломала ногу”, – сказала она. Он поднял её и на руках отнёс в сторону. Сзади раздался сильный взрыв, на них летели горящие фрагменты самолёта. Дымовая завеса накрыла обоих, Светлана почувствовала сильный жар, её спаситель вместе с ней упал на землю, стараясь прикрыть её своим телом от хлынувшей горячей волны. Дальше – сплошной провал.
     Потерпевший катастрофу самолет разнесло на части, взбесившееся пламя безумствовало на обломках, распространяя клубы дыма и пепла. По лётному полю с оглушительным рёвом к месту катастрофы неслись “Скорые”, пожарные машины, автобусы. Светлана этого не видела и не слышала, она потеряла сознание. Её, как и остальных пострадавших, спасатели клали на носилки и помещали в “Скорые”. Обожжённых и травмированных пассажиров было много, спасателям пришлось для их транспортировки использовать автобусы. Люди работали чётко и слаженно, потому что хорошо понимали: всем пострадавшим нужно немедленно оказать медицинскую помощь.
     ***
     Антон узнал о случившейся беде на работе. Он помнил время прилёта Светланы, но его терзали мысли: ехать или нет встречать её в аэропорт. С одной стороны, хотел встретить, но боялся: как посмотрит ей в глаза? Признаться в своём поступке или умолчать? С другой стороны, душу терзали мысли о неверности Светланы: сдаёт какому-то мужчине кровь, он ничего об этом не знает, к тому же, люди говорят, что тот человек её муж, у них есть дети! Мало того, она беременна и ещё окончательно не решила с этим мужем, что делать беременностью. Где она провела ночь перед полётом? Прощалась со своим мужем? От таких размышлений в голове Антона творился полный хаос. “Стоит ли тогда продолжать отношения?” – пришёл в итоге к мрачному итогу. Так и не приняв окончательного решения, продолжал заниматься своими делами. К счастью, ему удалось устроить бабушку в больницу, чем был доволен. Ближе к вечеру в его душе появилось какое-то волнение и нехорошее предчувствие. Он не мог понять, отчего тревога и беспокойство так явно завладели им. “Наверное, оттого, что я не знаю, как объясниться со Светланой”, – пришёл он к выводу. Время неумолимо неслось вперёд. До прилёта самолёта оставалось полтора часа. Если сейчас помчится в аэропорт, как раз успеет её встретить. Антон встал и нервно зашагал по комнате. “Нет, не надо ехать, пусть она поймёт, что у меня есть причины так поступить, – уговаривал себя. – Надо устоять, выдержать ещё полчаса, и тогда ехать будет бессмысленно”. Он заставил себя сесть за стол и занялся разбором деловых бумаг. Их скопилось невероятное количество, многие стали совершенно не нужны, от них в самый раз избавиться. И вдруг в комнату влетела журналистка из отдела “Новостей”. Вид у неё был растерянный. Она с порога закричала:
     – Ты слышал, разбился самолёт!
     Её нервное возбуждение передалось Антону.
     – Где? – от неожиданности он соскочил со стула.
     – В нашем аэропорту. На посадке что-то случилось, самолёт развалился на части. Говорят, много пострадавших. Господи, что делать? У меня этим рейсом из командировки летел муж.
     Она отвернулась и заплакала.
     Нехорошее предчувствие, поселившееся в душе с начала дня, с новой силой охватило его, он на несколько секунд потерял дар речи. Когда заговорил, не услышал своего голоса, язык ворочался с трудом, рот не хотел открываться.
     – Какой номер рейса? – сделав усилие над собой, выдавил Антон.
     – Рейс 5213, – со слезами на глазах сказала журналистка.
     Услышав ответ, стрелой вылетел из кабинета и помчался к машине. Этим рейсом должна была прилететь Светлана. Кто-то попадался на его пути, он ничего не видел, расталкивая всех, летел как угорелый. Сел в машину и поехал в аэропорт. По дороге его с воем обгоняли пожарные и “Скорые”, все мчались в одном направлении. Возле въезда в аэропорт стояла машина патрульной дорожной службы, возле неё топтался гаишник, жезлом останавливая подъехавшие машины. Никого, кроме специальных машин не пропускали. Антон понял, что попасть обычным путём в здание аэропорта не сможет. Он вышел из машины, подошел к гаишнику и показал удостоверение журналиста. Тот молча посторонился. Добежав до дверей зала ожидания, он увидел болтающую на ручке пластмассовую табличку с надписью: “Аэропорт временно закрыт”. Он кинулся к выходу на лётное поле, но и там стояли неприступные охранники в камуфляжной форме. Антон использовал обычный приём: показал им служебное удостоверение. На этот раз тоже повезло, его пропустили. Выбежав на лётное поле, вдалеке увидел дымящееся зарево. Стараясь бежать быстрее, помчался к нему. Возле пожарища скопилось много машин, бегали с брандспойтами пожарные, мелькали медики в белых халатах и спасатели в куртках с надписью МЧС. Место катастрофы было ограждено металлическими стойками с протянутым между ними канатом. По ту сторону преграды стояли сотрудники аэропорта и милиционеры. Они никого из посторонних не пропускали. Неподалёку стояла машина с надписью городской телекомпании, оператор снимал на камеру корреспондента на фоне догорающего самолёта. Журналист что-то говорил, показывая рукой в сторону места происшествия. Антон остановился. Отсюда было видно, как вокруг разваленного и обгоревшего самолета работали спасатели. К Антону кто-то подошёл сзади и сказал:
     – Кошмарное зрелище. Говорят, много пассажиров погибло.
     Он вздрогнул, обернулся и увидел знакомого коллегу.
     – Ты давно здесь? – спросил Антон.
     – Примерно полчаса.
     – Экипаж спасся? – спросил он.
     – Неизвестно. Об этом молчат.
     –Где мне узнать, у меня там находилась жена, – растерянно произнёс Антон.
     – Всех пострадавших развозят по больницам, – добавил журналист.
     Антон подошёл ближе к стоящему перед объективом камеры репортёру и услышал, что он говорил.
     Журналист был взволнован, говорил торопливо и сбивчиво, из его сумбурной речи Антон понял одно: по предварительным данным на посадке у самолёта отломались шасси, он вылетел со взлётно-посадочной полосы, упал на бок и загорелся. Списки погибших и спасшихся составляются, всем родственникам наводить справки по телефону диспетчера расписания полётов. Когда журналист закончил репортаж, Антон спросил у него, в какие городские больницы развезли пострадавших. Тот пожал плечами. “Может, она уже дома?” – неожиданно пришла в голову Антона мысль. Он поспешил набрать номер домашнего телефона, долго держал трубку, слушая длинные гудки, надеялся, что она в ванной, услышит и подойдёт. Ничего такого не произошло, он выключил мобильник. Надо обратиться в диспетчерскую службу. Мимо него с места происшествия проезжали машины, пожар был потушен, издалека было видно, как в развалившихся частях самолёта работают спасатели, разбирая завалы. “Скорые помощи” разъехались, видимо, к этому времени увезли всех травмированных людей.
     “Как же мне скажет про Светлану? Где она, что с ней? – лихорадочно соображал Антон. – Наверняка, работники аэропорта знают, кто погиб, кто остался в живых, им это сразу же становится известно”. Он направился к зданию аэропорта, надеясь получить сведения. Входная дверь была по-прежнему заперта. Из окна хорошо просматривался зал ожидания, который был непривычно пустым. Постояв несколько минут без пользы, он решил проникнуть в здание через служебный ход, который находился с торца. На турникете остановил охранник. Антон сказал, что ищет жену, Байкалову Светлану, она летела этим рейсом, он ничего не знает о ней. Охранник набрал номер телефона, с кем-то переговорил и сказал:
     – Идите в комнату 2-13, там скажут.
     В небольшой комнате за столом сидел мужчина в лётной форме и разговаривал по телефону. На стульях сидели люди, судя по одежде, работники аэропорта. Лица у всех были хмурыми. На Антона обратили внимание. Один мужчина, сидящий на стуле, спросил его:
     – Вы что хотели?
     – Мне нужно узнать о жене. Она летела этим рейсом, стюардесса, Байкалова. Мужчина помолчал, потом сказал:
     – Её не обнаружили среди погибших экипажа, но и среди живых никто не видел.
     – Где же она? – удивился Антон.
     – Мы сейчас выясняем. Дело в том, что весь экипаж погиб, вместе с ним и стюардессы. В живых остался один стюард, но его в бессознательном состоянии увезли в больницу. Я опознал его, но вы понимаете, что разговаривать с ним было невозможно, нужно ждать, когда он придёт в себя.
     – В какую больницу его увезли?
     – Пострадавших много, развозили по разным стационарам.
     Больше ничего узнать не удалось. Антон вышел из здания аэропорта и направился к машине. Он не знал, что ему предпринять, с чего начинать поиски Светланы. В душе оставалась надежда, что она появится дома. Мысль о том, что её нужно искать среди погибших, он сразу отверг и не рассматривал такой вариант. Он решил заехать в телецентр и разузнать подробности. На работе все только и говорили о произошедшей катастрофе. К нему в комнату вошёл сослуживец и сказал, что во время отсутствия его искала госпожа Корнева. Она интересовалась, когда он появится на работе. Антон очень удивился, не поняв, что ей от него понадобилось. Он пожал плечами и ничего не стал уточнять. Сейчас ему совсем не до Корневой, хорошо было бы, если бы она вообще больше не напоминала о себе.
     Антон через каждые полчаса звонил домой, но там никто трубку не брал. Значит, нужно узнать, в какие именно больницы развезли пострадавших, и искать Светлану в них.
     ***
     Лолита сидела в своём кабинете. Больница была заполнена пострадавшими во время катастрофы пассажирского лайнера. В основном люди получили травмы и ожоги. Некоторые отравились угарным газом, потеряли сознание и их продолжают выводить из коматозного состояния. Теперь сюда приходят родственники и знакомые сдавать кровь. Сегодня приняли много доноров, такого количества в обычные дни не бывает. Лолита заварила чай и налила себе в кружку. Взяла “Вечёрку” и стала просматривать сообщения. В разделе “Светская хроника” её внимание привлекли две небольшие заметки. В одной было написано сенсационное сообщение: “Известная в городе чета бизнесменов Корневых начала бракоразводный процесс”. Лолита с удивлением покачала головой. Эту неординарную супружескую пару в городе знали многие, своим образом жизни муж и жена демонстрировали свободные отношения. Как сама Корнева, так и её муж часто появлялись на разных программах телевидения в развлекательных шоу и открыто говорили о том, что не придерживаются постоянства в супружеских отношениях. Лолита усмехнулась, вспомнив, что много раз видела Корнева в компаниях и, как обычно, с разными женщинами. Его жена в этом отношении не отставала от мужа. Она довольно часто пребывала в обществе разных мужчин, которые открыто за ней ухаживали. Ниже этой заметки, словно в подтверждение мыслей Лолиты, было ещё одно сообщение. В нём сообщалась пикантная новость. На днях госпожу Корневу видели в обществе журналиста Солдатова Антона. Они очень мило проводили вечер в кафе, а потом внезапно покинули его и уехали в красном “Пежо” госпожи Корневой на улицу Осеннюю, в её особняк. “Вот это новости! – подумала Лолита. – Не является ли Антон виновником развода этой пары? С чего бы он поехал в её машине к ней домой? Он, по крайней мере, младше её на десять, а то и на пятнадцать лет. Правда, она умеет хорошо маскировать свой истинный возраст. Антон очень красив собой, наверное, эта дамочка положила на него глаз. А я-то думала, что он прикипел к Байкаловой! Значит, у него с ней не всё гладко”.
     Её размышления прервал стук в дверь.
     – Войдите! – разрешила она.
     Перед ней на пороге кабинета стоял молодой человек в спортивном трико, в шлёпанцах, с забинтованными руками. По внешнему виду она поняла, что он пациент больницы. Что ему от неё понадобилось? Парень в нерешительности молчал.
     – Что вы хотели? – спросила Лолита.
     – Понимаете, – начал говорить он, перетаптываясь с ноги на ногу. – Мне нужно сдать кровь.
     – Зачем? Вы же находитесь, как я понимаю, на лечении в больнице?
     – Да. Только я уже выздоравливаю. У меня всё заживает и мне решительно ничего не нужно, – он махнул рукой. – Но сейчас в больнице лежит одна женщина, она пострадала при катастрофе самолёта, ей кровь необходима. Я хочу для неё сдать кровь.
     Лолита спросила:
     – Кто она вам?
     – Очень дорогой для меня человек, – улыбнувшись, ответил он.
     – Понятно. Как ваша фамилия?
     – Озеров.
     Лолита вспомнила: эту фамилию называла подруга Антона, когда несколько дней назад приходила сюда. Она говорила, что он её муж, просила для него взять у неё кровь.
     – Для кого именно вы хотите сдать кровь?
     – Для Байкаловой, она лежит в реанимации, я знаю.
     – Постойте, но ведь она недавно отдала вам свою! – воскликнула Лолита.
     – Да, я знаю. Теперь пришла моя очередь.
     – Но мы так не делаем. У пациентов, находящихся на лечении, кровь для переливания не берут, – врач отрицательно покачала головой.
     – Но бывают разные обстоятельства, – настаивал молодой человек.
     Лолита сняла трубку телефона и набрала номер.
     – Алло! Это отделение реанимации? У вас находится Байкалова?
     Она стала выяснять с каким диагнозом лежит пострадавшая и что ей необходимо. Закончив разговор, положила трубку и сказала Озерову:
     – Мне сейчас сообщили, что вы не отходите от дверей реанимации и всё время предлагаете врачам свою помощь для Байкаловой. Идите к себе в палату и успокойтесь. Доктора делают для неё всё необходимое. Ей стало лучше, её планируют перевести в обычную палату. Если понадобится переливание крови, обязательно сделают.
     Озеров вздохнул и вышел. “Нужно немедленно найти Антона, сказать ему, пусть приходит в больницу, и сам удостоверится в том, его подругу опекает другой мужчина. Они оба так трогательно беспокоятся друг о друге, видимо, их связывают прочные отношения”.
     Ей не удалось связаться с ним по телефону. Она названивала в течение часа, но его на работе не было. Тогда Лолита позвонила на вахту и просила передать для него весть: в первой городской лежит Байкалова.
     Из окна своего кабинета Лолита периодически поглядывала на парковку, надеясь во время заметить подъехавшего Антона. Она хотела ещё раз поговорить с ним. Её надежда оправдалась: вскоре она увидела Антона. Он оставил машину на парковке, а сам направлялся к приёмному покою. Лолита вышла навстречу, специально изобразив всем видом удивление:
     – Антон, какими судьбами? Заходи ко мне, я рада тебя видеть, – с радостью произнесла она.
     Но в планы Антона не входила встреча с Лолитой. Он сдержанно поздоровался и спросил:
     – Где тут у вас лежат пострадавшие в аэропорту?
     – Всех разместили в ожоговом и травматологическом отделении, – поспешила ответить Лолита. – Тебя кто-то конкретно интересует или ты пришёл по службе разузнать информацию?
     Антон нахмурился. Ему не очень-то хотелось встречаться и разговаривать с Лолитой, но она так любопытна! Он сказал, как можно сдержанно:
     – Меня интересует Байкалова Светлана. Кто-то позвонил мне на работу. Ты не в курсе, кому у вас известно, где я работаю?
     Лолита пожала плечами:
     – Откуда мне знать? Она могла сама сказать медикам о тебе. Я, правда, искренне удивляюсь, как ты беспокоишься о ней! Байкалова окружена здесь вниманием, о ней все заботятся. Возле неё всё время находится муж. Не отходит. Просит докторов, чтобы взяли у него кровь и перелили ей. Представляешь, какое трогательное самопожертвование! Сначала она приходит к нему на помощь, а сейчас он не оставляет её.
     В голосе Лолиты сквозила неприкрытая ирония. Она явно наслаждалась, тем, что открывает ему глаза. Антон едва сдержался, чтобы не нагрубить ей.
     – В какой она палате?
     – На первом этаже, в восемнадцатой. Была в реанимации, но уже перевели. Только нужно попросить разрешения у заведующего. Можно через окно пообщаться. Иди, иди, убедись сам, если не веришь.
     “Что она несёт? – с раздражением думал Антон. – Неужели, всё правда?” он поспешил в корпус, где находилась Светлана. В приёмном покое было несколько посетителей. Они сидели на скамейках и тихо разговаривали. Антона не пропустили в палату, медсестра сказала, что на него нет пропуска. Не помогло и служебное удостоверение, которое он показал принципиальной медичке. Разрешение на пропуск нужно брать у заведующего, он уже ушёл. Может разрешить дежурный врач, но тот сейчас занят в операционной. Если очень надо, наберитесь терпения и дождитесь доктора. Антон сел на скамейку. Вдруг открылась входная дверь, и в приёмный покой вошёл мужчина с букетом цветов. Подойдя к столику, за которым сидела медсестра, сказал:
     – Уважаемая сестричка! Мне нужно посетить Байкалову, стюардессу с разбившегося самолёта.
     – Вам разрешено проходить? – Девушка строго смотрела на мужчину.
     – Я, собственно говоря, ни у кого не спрашивал. Хочу выразить ей глубокое признание и поблагодарить за мужественный поступок. Она спасла жизнь моим родственникам. В горящем самолёте открыла запасной люк, и они выпрыгнули на землю. Буквально через мгновение самолёт взорвался. Представляете? Ещё бы момент, и их бы не было в живых. Я по этому поводу пришёл сюда.
     Все присутствующие прислушивались к разговору. “Это он говорит про Светлану! – подумал Антон. – Невероятно, она проявила мужество и благородство в экстремальной ситуации”.
     Но на медсестру сказанное не произвело должного впечатления. Она оставалась непреклонной и сухо сказала:
     – Всё равно, раз разрешения нет, стало быть, проходить нельзя. Давайте, я отнесу цветы.
     Мужчина протянул ей букет и сказал:
     – Передайте: от спасённых Овчинниковых, не забудьте, Овчинниковых!
     Медсестра забрала цветы и удалилась.
     “С такой упётрой дамой трудно договориться. На неё ничего не действует, – подумал Антон. – Надо попытаться поговорить со Светланой через окно”.
     Он вышел из корпуса и стал смотреть на окна первого этажа, желая угадать, за каким находится Светлана. Догадаться оказалось легко: на каждом окне с внутренней стороны были прикреплены листки бумаги, на которых были написаны цифры. Он отыскал глазами окно с номером восемнадцать и подошёл к нему. До подоконника было высоко, ему пришлось, зацепившись за край металлического откоса, подтянуться на руках и, упираясь ногами на выступ в стене, заглянуть в палату.
     Светлану он увидел лежащую на койке в углу. У неё были забинтованы обе руки, возле неё стоял высокий штатив, в котором держалась стеклянная банка с прозрачной жидкостью. От банки к руке Светланы тянулись трубочки. Рядом на стуле сидел парень, они о чём-то разговаривали. Дверь в палату открылась, и вошла медсестра из приёмного покоя с букетом в руках. Она протянула Светлане цветы и сказала:
     – Передали для вас.
     Светлана сказала:
     – Спасибо, поставьте, пожалуйста, в воду. Кто передал?
     Она надеялась, что цветы от Антона. Но медсестра ответила:
     – От спасённой семьи Овчинниковых.
     – Я не знаю таких, – ответила Светлана. – Обо мне никто не спрашивал?
     Медсестра посмотрела в окно и, увидев Антона, сказала:
     – Один молодой человек хотел пройти к вам, но у него нет пропуска. Вот он, в окно смотрит!
     Медичка указала рукой на Антона. Увидев его в окне, Светлана радостно улыбнулась. Она стала просить медсестру пропустить его к ней, но Антон не слышал её слов. Он видел, как парень встал и вышел из палаты. Вскоре он услышал за спиной:
     – Пройдёмте, я вас проведу в палату.
     Антон спрыгнул на землю и увидел молодого человека, только что сидевшего возле Светланы. Он посмотрел на него вызывающе, словно был готов прямо сейчас разобраться с ним. Но парень, широко улыбаясь, обезоружил его:
     – Идите за мной, Светлана уговорила медсестру, она не будет возражать.
     Антон замялся. Чего этот тип так улыбается? Так и хочется воздать ему по заслугам, чтобы не отирался возле Светланы. Антон сжал кулаки и сдержал себя от желания начать разборки, вовремя подумав о том, что скандал может обрести нежелательную огласку. Хорошее дело: работник телевидения пришёл в больницу и учинил драку! Об этом незамедлительно сообщат в газетах. Нет, ему такая реклама не нужна. Он кивнул и пошёл за парнем. Тот говорил, не останавливаясь:
     – Мне Светлана много о вас рассказывала. Она только вчера пришла в сознание. Просила меня звонить домой и вам. Я несколько раз пытался с вами связаться, но ничего не получалось. Хорошо, что вы сами приехали. Какая, всё-таки, Светлана молодец! Сегодня уже шесть человек приходили в палату, чтобы выразить ей благодарность за спасение жизни. Она ведь подвиг совершила! Спасала пассажиров горящего лайнера! Рисковала своей жизнью. Последнее, что помнит, как её, буквально вытолкнул из салона какой-то мужчина, она выпрыгнула и потеряла сознание. Она всегда была такой, готовой прийти на помощь каждому, кто в ней нуждается. Перед полетом узнала от своей матери, что я нахожусь в больнице, и мне нужна кровь. Примчалась и сдала. Я даже не ничего об этом не знал. Когда перелили кровь, мне медсестра сказала, кто донор. Я удивился и обрадовался. Ну, думаю, теперь, конечно, дело пойдёт на поправку. И, правда, стало заметно лучше. Я стал выходить на улицу. Тут сижу на крыльце, вижу, подъехали сразу три “Скорые”. Глазам не верю: на носилках Светлану несут. Её положили в реанимацию, туда, естественно, никого не пускают. Я дождался, когда ей стало лучше, и её перевели в палату. Теперь врачам предлагаю для неё свою кровь.
     Антон шёл и молча слушал. Этот парень выглядит радостным, прямо сияет, неужели, оттого, что Светлане лучше? Понятно, доволен, что она осталась цела. Ну, что ж, его понять можно: близкий человек остался живым, это, действительно, большое счастье. Что-то он ничего не говорит о детях, и Антон сказал:
     – Конечно, хорошо, что всё обошлось. В этой катастрофе много человек погибло. У вас ведь дети, остаться без матери и жены очень тяжелое испытание.
     – Какие дети? Какая жена? – удивился молодой человек.
     Он остановился и с недоумение посмотрел на Антона. Тот пожал плечами. Сослаться на сообщение Лолиты он не стал, поэтому произнёс:
     – Я так думал, что вы с ней близкие люди. Она вам кровь сдала, теперь вы возле неё дежурите.
     – Да что вы! – воскликнул парень. – Мы с ней с детства знакомы, только и всего. Вместе в школе учились, а началось знакомство ещё раньше, с детского сада. Но много лет не виделись. Моя беда привела Светлану ко мне в больницу. Я ей очень благодарен.
     Они вошли в здание, миновали приёмный покой, где по-прежнему за столиком сидела медсестра, не пропустившая Антона. Теперь она была без претензий и молчала. Парень провёл Антона в палату и, сказав Светлане: “До свидания”, скрылся за дверью.
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 3     Средняя оценка: 7.3