Черная дыра
Литературный журнал


    ГЛАВНАЯ

    АРХИВ

    АВТОРЫ

    ПРИЛОЖЕНИЯ

    РЕДАКЦИЯ

    КАБИНЕТ

    СТРАТЕГИЯ

    ПРАВИЛА

    УГОЛЕК

    КОНКУРСЫ

    FAQ

    ЖЖ

    РАССЫЛКА

    ПРИЯТЕЛИ

    КОНТАКТЫ


Вит  Ценёв

Путин как сценарий

    Анализ президента РФ с точки зрения сценарного искусства
    
     В этой публикации я хочу немного попрактиковаться в написании киносценария, используя в качестве «главного героя» ВВП, то есть, президента РФ. Иначе говоря, я предполагаю, что политическая жизнь – это фильм, в котором главную роль играет ВВП. Так как политическая жизнь страны, по большей части, «происходит» на экране телевизора (и не имеет ничего общего с жизнью обычных людей), я полагаю, сравнение ВВП с Лебовским ("Большой Лебовский"), Нео ("Матрица") или Джимом Моррисоном ("Дорз") не будет большим преувеличением.
     Итак, мы смотрим фильм (сериал, если хотите) с условным названием «Россия», где главную роль играет ВВП. Хорошо или плохо он играет эту роль? Нравится ли она зрителям? Ждут ли они продолжения этого «фильма» (как ждали «Рабыню Изауру» или «Бригаду»)?
     На все эти вопросы легко ответить, если соотнести фильм «Россия» с требованиями, которые совершенно необходимы для хорошего киносценария. Этими требованиями являются:
     • Герой (за судьбой которого следит зритель);
     • Сопоставление (идентификация зрителя с главным героем);
     • Мотивировки (какую цель преследует главный герой фильма);
     • Препятствия (какие препятствия ему приходится преодолевать);
     • Отвага (какие качества помогают герою преодолевать препятствия).
     Это очень упрощенные определения. Героев может быть несколько (фильмы «Великолепная семерка», «9 рота», «Бригада»), или отвага героя не всегда помогает преодолеть трудности ("Гамлет", «Титаник», «Забавные игры»), и тогда он погибает. Не всегда (погибает), но как правило. В нашем случае (ВВП) сценарий во многом предопределен, большую часть фильма мы уже посмотрели, так что анализировать успехи или неудачи нашего «героя» будет много легче.
    
     Герой
    
     Первое – и важнейшее! – требование к киносценарию: любой кинофильм должен иметь, как минимум, одного главного героя, за судьбой которого следит зритель.
     В фильме «Россия» таким героем является ВВП. Герой должен постоянно присутствовать на экране, а его зримые действия являются движущей силой сюжета. Главный герой может или инициировать события, которые приводят к сюжетным последствиям (например, преступник решил ограбить банк), или быть «жертвой» неких событийных обстоятельств (герой попал в руки преступников).
     Не всегда, но, как правило, зритель «требует» благополучной развязки сюжета (и не любит трагедий). Если преступники грабят банк, то они его благополучно ограбят. Если наш герой стал заложником террористов, он применяет приемы кунфу и счастливым образом спасается (а если при этом спасает других заложников, то ещё лучше).
    
     Сопоставление
    
     Говоря психологическим языком, зритель «присоединяется» к главному герою сценария. Он сопереживает главному герою, волнуется за него и надеется на счастливый исход.
     «Присоединение» к герою бывает настолько сильным, что зритель перестает отличать роль актера от самого актера.
     Екатерина Гусева (телесериал «Бригада») рассказывала, что ей постоянно сочувствовали и выражали надежду, что «у них с Сашей всё обязательно сложится».
     Зритель должен волноваться за главного героя (в нашем случае – за ВВП). Эмоционально к нему «присоединиться». Если Вы не сопереживаете главному герою, фильм неудачен. Если сопереживаете, это не гарантирует успеха фильму, но, по крайней мере, увеличивает шанс сделать действительно хороший фильм.
     Самыми простыми (с точки зрения киносценария) способами «добиться» сопереживания за судьбу главного актера являются следующие сюжетные ходы:
     • Сделайте главного героя жертвой незаслуженной беды.
     С героем должно случиться нечто плохое, что вызывает сочувствие у зрителей. Чем раньше это «плохое» случится, тем лучше.
     Например, в фильме «Титаник» незаслуженной бедой главного героя (Леонардо ДиКаприо) является его «низкое» социальное происхождение, препятствующее развитию отношений с любимой девушкой (Кейт Уинслет) из «высшего» общества.
     В фильме «Бойцовский клуб» с главным героем случается целая череда незаслуженных бед: сначала он мучается бессонницей (мучается бессонницей, мучается бессонницей), затем ему мешает «симулянтка» Марла Сингер, и, наконец, его квартира уничтожена взрывом газа.
     Никаких «незаслуженных бед», случившихся с главным героем, я в «России» не наблюдаю. А вопрос на пресс-конференции – «Who Is Mr.Putin?» – говорит, скорее, о «незаслуженных победах», чем бедах. Так что переходим к следующему пункту.
     • «Столкните» главного героя лицом к лицу с опасностью.
     Зритель должен волноваться за героя, и самый лучший способ это сделать – угрожать герою разного рода опасностями, которые от сцены к сцене все более и более усугубляются.
     Здесь «сценаристы» фильма «Россия», надо признать, постарались на славу. Чечня. Гибель подводной лодки «Курск». Теракты в Москве. Норд-Ост. Беслан.
     И как бы цинично это не прозвучало, вышеперечисленные события являются необходимыми элементами успешного сценария: герой попадает в серию «опасностей», и теперь он должен противостоять им, бороться с ними и преодолевать их последствия.
     • «Наделите» главного героя Силой.
     Сила может быть разной. Можно быть сильным физически (как Шварценеггер в большинстве своих фильмов). Можно быть сильным характером (как Мишель Пфайффер в фильме «Белый Олеандр»), или иметь фантастические способности (как в фильме «Человек-паук»). Зрителя привлекает сила. Сила не является обязательной чертой главного героя, но если она есть, то зритель склонен симпатизировать и сопереживать своему герою.
     По сценарию ВВП «вышел» из структур, сила которых не подлежит сомнению. К тому же ВВП проявил себя как настоящий «Рэмбо», жестко (если не сказать большего) подавив чеченское сопротивление, и «вернув» в состав России Чеченскую Республику.
     Идентификация закончена. Если бы наш герой не обладал никакой силой, есть много иных способов для понуждения зрителя к сочувствию и сопереживанию. Например, Ваш главный герой может быть добрым (как «Форрест Гамп»), или смешным (как «Брюс всемогущий»). В нашем случае главный герой проявил себя, скорее всего, как «Терминатор», и дальнейшая идентификация ему не требуется. Зритель сочувствует, зритель сопереживает. А далее всё зависит от мотивации главного героя.
    
     Мотивация
    
     Герой должен чего-то «хотеть», а зритель – ясно понимать, чего хочет герой. Желания героя могут быть любыми: разбогатеть, раскрыть страшное преступление, спасти мир, найти смысл жизни. Если зритель не может понять, к чему стремится главный герой, фильм, скорее всего, будет неудачным.
     Образно говоря, в начале фильма герой садится в автомобиль, чтобы выехать из «точки А» в «точку Б». Если в «точке А» из могил вылезли «зловещие мертвецы» и начали преследовать главного героя, то в «точке Б» герой выходит из схватки победителем. Зритель не знает, чем закончится схватка, но «точка Б» (и мотивация героя) предопределена с самого начала: или главный герой победит мертвецов, или мертвецы «победят» главного героя.
     Если мотивации нет, если главный герой не преследует никакой явной цели, зритель просто не знает, чего ему ждать, чего опасаться и на что надеяться.
     Непременно нужна «Точка Б», чтобы зритель мог следовать за сюжетом фильма, переживать за героя (когда с ним случаются неприятности) и радоваться за него (когда он преодолевает все препятствия и достигает поставленной цели).
     В «первых сериях» фильма про Россию всё относительно ясно: наш главный герой боролся с терроризмом, публично заявляя о своем намерении «мочить» злодеев «в сортире». Подобная риторика идеально соответствует роли политического «Терминатора». Как говорится:
     Мочить всегда,
     Мочить везде,
     До дней последних донца!
     Мочить –
     И никаких гвоздей!
     Вот лозунг мой,
     И солнца.
     Перефразируя слова великого Маяковского. Не знаю, как там с точки зрения политики, но с точки зрения киносценария (который обязан показать мотивацию героя), лозунг – Мочить в сортире! – абсолютно гениальный.
     Но если примерно в «четырех сериях первого сезона» мотивация ВВП предельно понятна, то во «втором сезоне» складывается такое ощущение, что про неё просто забыли. «Точка Б» не указана. Возможно, кремлевские сценаристы сочли, что «точкой Б» во втором сезоне станет завершение президентского срока. Возможно. Но только с точки зрения киносценария такая «точка», такая мотивация – просто невозможна. Если «Терминатор» (два) снова заброшен из будущего в прошлое, Вы ожидаете еще более серьезных осложнений, чем в первой серии. И Ваши ожидания, как зрителя, оправдываются сполна.
     Возьмем, к примеру, фильмы о Джеймсе Бонде. Если абстрагироваться от сюжета, концовка фильма известна заранее: агент 007 в очередной раз победит очередную банду злодеев. Но зритель все равно смотрит (и будет смотреть) фильмы о Бонде: по крайней мере, до тех пор, пока есть злодеи, которым агент 007 намерен устроить козью морду. Если предполагать, что козья морда устраивается случайными падениями кирпичей на головы преступников, а Бонд нянчит детей и выращивает рассаду, то эпопея о Джеймсе Бонде на этом закончится. Потому что такое кино не будет эмоционально воздействовать на зрителя.
    
     Препятствия
    
     Препятствия необходимы сценарию (и будущему фильму) по двум причинам. Первую из них мы уже разбирали: препятствия нужны для того, чтобы герой их преодолевал, а зритель ему сочувствовал и сопереживал.
     Но даже если зритель «присоединился» к главному герою, препятствия на его пути обязаны быть в сценарии. Более того, по мере развития сценария они должны усугубляться. Если Вы смотрели фильм «Скорость», вспомните, как развиваются события:
     • Главный герой спасает заложников (в заминированном лифте), террорист погибает.
     • Террорист, собака такая, не погибает, а взрывает автобус прямо на глазах у героя.
     • Ещё один автобус заминирован: главный герой должен или спасти заложников, или все погибнут.
     • Террорист найден, и главный герой ждет его задержания, которое будет спасением для всех. Однако террорист не только не пойман, он еще и взорвал друга главного героя, лишив последнего каких-либо шансов на спасение.
     • Главный герой чудом находит спасительное решение и успевает эвакуировать всех пассажиров буквально за мгновения до взрыва автобуса.
     • Неутомимый террорист похищает девушку, в которую главный герой влюбился.
     • Главный герой убивает террориста, но оказывается в безвыходной ситуации: или бросить любимую девушку, или погибнуть вместе с ней.
     • Главный герой решается на отчаянный шаг: остаться с любимой девушкой, вопреки смертельной угрозе (вспомните «Титаник»: ты прыгнешь, я прыгну).
     • Главный герой и его девушка чудесным образом спасаются. Конец фильма.
     Как американские горки. Только вы перевели дух, радуясь счастливому спасению героя, как вагончик полетел вниз, в еще более глубокую пропасть. И так до самого конца фильма: чем ближе к концу, тем страшнее падение. И тем больше удовольствие от счастливой развязки в самом конце.
     Конечно, есть масса фильмов, где никто никого не взрывает. Например, комедии. Но даже и комедии, какими бы смешными они не были, таят в себе бесконечные препятствия, которые герою приходится преодолевать.
     Препятствия могут быть любыми. В любовных историях это соперники, измена, конфликты, вмешательство третьих лиц, насильственная разлука. В детективах это отсутствие улик или «палки в колеса», вставляемые следствию. Типичная детективная история: главный герой ведет расследование, его отстраняют от этого дела, он продолжает вести расследование по своей инициативе, подвергаясь опасности и со стороны полиции (так как он ведет это дело незаконно), и со стороны преступников. Тем не менее, герой благополучно справляется со всеми опасностями, находит преступника и фильм заканчивается хэппи-эндом.
     Не следует думать, что всех хороших полицейских тут же отстраняют от работы, или что в Америке такая страшная коррупция и бюрократия. Это не закон жизни, это закон жанра. В фильме у героя должны быть проблемы, и они обязательно должны усугубляться.
     В первом сезоне фильма «Россия» сценарий изобиловал препятствиями и осложнениями. У главного героя было достаточно трудностей, которые ему приходилось преодолевать.
     Во втором сезоне сценаристы сделали, кажется, всё возможное, чтобы препятствия на пути главного героя исчезли.
     Нет оппозиции. Нет оппонентов. Нет антагониста. Нет угрозы. Нет противостояния. Никаких препятствий на его пути. К тому же, как было сказано ранее, мы не знаем, не знаем, в чем заключается главная цель нашего героя. Возможно, что для политической жизни страны это нормальная ситуация.
     Но киносценарий, где с главным героем ничего не происходит (или события происходят, но герой не вмешивается в происходящее) – это абсурд.
     Если Ваш герой сидит в кабинете, и следит за происходящим (где-то за кадром), то зритель не сможет эмоционально «присоединиться» к такому «герою».
     Примечание: В этом смысле американский сценарии является много более продуманным и зрелищным. Обратите внимание, что российский и американский президенты покидают свои посты, как говорится, «ноздря в ноздрю» (то есть, «уход» с поста президента «точкой Б» не считается).
     У американского президента есть оппозиция, есть оппоненты, есть антагонисты, есть угроза, есть противостояние.
     Американскому президенту приходится преодолевать сопротивление общественного мнения, сопротивление сената и конгресса, давление прессы. Он действует вопреки, а не благодаря. Когда разразился скандал в госпитале (американские военные находятся в антисанитарных условиях), Джордж Буш посетил его лично. Сравните этот киноэпизод с историей «рядового Сычева» и, как говорится, почувствуйте разницу.
    
     Отвага
    
     Столкновение с препятствиями понуждает главного героя проявлять свои лучшие качества. Совершенно не обязательно уметь хорошо драться. Или мгновенно выхватывать револьвер из кобуры, как это бывает в вестернах.
     Герой может бояться, паниковать и плакать, но, так или иначе, ему придется преодолевать трудности лицом к лицу с опасностью.
     Можно сказать, что в первую очередь герой преодолевает самого себя. Свои слабости, свои страхи, свою боль. И только потом он вступает в противостояние с антагонистической силой.
     В обыденной, повседневной жизни человек – не раскрывается. Его истинное лицо спрятано под маской социальных норм, правил поведения и ритуалов. Конфликт срывает маску, и мы видим настоящего человека, такого, как он есть на самом деле. У Ганнибала Лектора маска скрывала лицо монстра. В «Бойцовском клубе» под бейджем «Корнелиус» прятался Тайлер Дерден.
     Алгоритм сценария обычно строится по принципу «или пан, или пропал». Или наш герой спасается от преследования ужасных зомби, или погибает.
     Второй вариант (где пропал) обычно называют альтернативный фактор – он демонстрирует зрителю, что случится с главным героем, если он как следует не спасется.
     Так как герой по определению должен победить, в сценарий фильма специально добавляют второстепенных персонажей, которые непременно будут съедены, убиты или изнасилованы. Режиссер как бы говорит зрителю: «вот, посмотри, что случится с главным героем, если он не сможет победить Фредди Крюгера».
     Если главному герою ничего не угрожает, если он не встречает препятствий на своем пути, если нет альтернативного фактора, то история фильма оставит зрителя равнодушным.
     Как уже было сказано, не обязательно знать кунфу и уметь стрелять. Главный герой может обладать фантастической силой ("Человек-паук"), но при этом он не осмеливается сказать своей соседке, что любит её. Настоящая история «человека-паука» – это история любви, а не столкновения с «зеленым гоблином». «Титаник» – фильм о любви, а не о катастрофе. И эта тема, тема любви, красной нитью идет через все препятствия героя: сначала это низкое социальное положение героя, затем столкновение с антагонистом (жених Кейт Уинслет), и далее, как апофеоз, столкновение с силой стихии.
     И теперь посмотрите на сценарий фильма «Россия» (второй сезон) и скажите: какую отвагу продемонстрировал герой нашего фильма? Как обнажился его характер? Какие качества он проявил для преодоления препятствий, возникающих на его пути?
     Никаких. Мы видим не героя, а картонную куклу, которая говорит и двигает руками. Ничего такого, к чему можно присоединиться. Ничего такого, что подталкивает зрителя переживать за судьбу героя. Как говорится у Пелевина:
     Спокойный среди бурь.
     Лефортовский кондитерский комбинат.
     «Спокойный среди бурь». Идеальное определение для плохого сценария: когда вокруг героя всё рушится, а ему от этого «ни горячо, ни холодно».
     Возможно, что в политике всё так и должно быть. Некоторые говорят, что истинная политика должна быть скучной. Но я так не считаю. Настоящая политика должна быть человечной. Мы должны видеть на экране человека: человека, а не манекен!
     Мы должны видеть главного героя, судьба которого важна нам вдвойне, потому что она, так или иначе, касается любого из нас. Сопереживать герою, когда у него что-то не получается. Радоваться за него, когда он достигает успеха. Именно такую политику я считаю настоящей и единственно правильной.
    
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 20     Средняя оценка: 7.8