SetLinks error: Incorrect password!

Семен Цевелев


Дракон по имени Чёрный Блеск



Это было давно – вечность тому назад.
Это произойдёт ещё не скоро. Всё зависит от точки зрения.
Как гласит один из принципов Хаоса, «на любой предмет есть множество точек зрения, каждая из которых верна».
Впрочем, на сей раз речь пойдёт не о Хаосе.

 

Когда-то и где-то жило благое племя драконов. Они были весьма цивилизованным народом – куда более цивилизованным, чем сегодняшние люди. У них были машины для работы и машины для развлечений, машины для решения задач и для украшения жилищ, машины, способствующие неторопливым размышлениям и машины, способные переносить на большие расстояния за малое время. Не было только машин для убийства и войны – ведь драконы были действительно благим племенем.

И ещё машины не умели воспитывать драконьих детей. По крайней мере, так полагало большинство родителей. А если так полагает большинство, к чему взваливать на машинные плечи ещё одну работу, с которой те, скорее всего, и не справятся?

В общем, детей драконы предпочитали воспитывать сами.

И вот однажды у драконессы по имени Нэренс родился сын. Событие не то чтобы из ряда вон выходящее, но тем не менее весьма радостное. Как и полагается матери, Нэренс львиную долю своего времени уделяла ребёнку. Как и положено дракону, она воспитала его в подобающем духе – юный Раустил был вежлив со старшими и дружелюбен с ровесниками, и был  с младых когтей приучен пользоваться машинами, но не злоупотреблять их помощью, не забывая, что в основе любого действия лежит драконий разум, машины же – лишь посредники.

Как большинство молодых драконов, Раустил перепробовал немало ремесел, прежде чем нашёл то, которое могло стать его Искусством. Он строил дома и изучал животных, копал туннели и искал способы противодействовать болезням. Драконий век долог, и торопиться было некуда.

И вот, наконец, Раустил нашёл то единственное, что могло стать его занятием на всю жизнь. Он стал исследователем прошлого.

Из сухих данных в давно заброшенных архивах, диковинных находок в разрушенных временем поселениях и историй, передаваемых из уст в уста многие годы и столько же времени искажаемых, Раустил создавал единую картину, ясную и простую картину жизни драконов далёкого прошлого. Исследователи прошлого были немногочисленны в драконьем обществе, и среди них Раустил быстро завоевал уважение.

Нэренс была счастлива, видя успехи сына. Раустил занимался своим Искусством и тоже был счастлив.

Так шло время...

 

Однажды в своих поисках Раустил забрался в маленькую долину в Монглорских горах. Оставив машину для полётов снаружи, дракон вошёл в небольшую пещеру, рассчитывая найти что-либо полезное для своего Искусства. Защитный костюм должен был в случае необходимости предохранить молодого исследователя от любых неприятностей, от дурных болезней до бешеных зверей.

Пещера оказалась на удивление глубокой, со многими извилистыми ходами. Раустил продвигался всё дальше и дальше, радуясь своему ночному зрению. «Интересно, - мельком подумал дракон, - почему способность видеть в темноте обычно сочетается с чёрной окраской чешуи?» Мысль мелькнула и пропала. Такие вопросы интересовали генетиков, а не исследователей прошлого.

Наконец почти все ходы были осмотрены, и в контейнере на поясе Раустила уже находилось несколько любопытных находок, когда исследователь вышел в довольно крупный грот. Помимо сталактитов причудливой формы, не имевших исторического интереса, Раустил заметил возвышение, на котором лежал предмет явно искусственного происхождения – слишком правильной была его форма.

- Удачный день, - произнёс Раустил вслух, поднимая предмет и осматривая его. Загадочный артефакт имел овальную форму и был размером примерно с кулак. – Интересно, чем это было в своё время?..

Наконец-то! Мне казалось, что меня бросили здесь навсегда...

- Ты говоришь? – Раустил был одновременно удивлён и обрадован. Ещё ни один исследователь не находил машин древних, которые настолько отличались бы от современной техники – а найденный предмет, вне всяких сомнений, являлся именно такой машиной. – Что ты такое?

Много времени лежу здесь. Трудно вспомнить правильное имя сразу.

- Много времени – это сколько?

Трудно сказать. Возможно, тысячи лет.

Дракон удовлетворённо кивнул. Его теории находили подтверждение за подтверждением.

- Какова твоя функция?

Предмет внезапно замерцал красивым алым светом.

Универсальный переводчик. Драконы знали все языки мира, но им не хотелось полагаться только на себя. Поэтому был создан я, на случай появления расы, чей язык был бы незнаком драконам. Никогда не использовался до этого момента.

 - Все языки мира... – Раустилу становилось всё радостнее и радостнее. Значит, в те времена были и другие языки, помимо драконьего! Были другие народы, с которыми драконы общались!

- Значит, ты Переводчик?

Да.

 - Какими языками ты можешь пользоваться?

Любыми. Я могу разговаривать с тобой, поскольку магия даёт мне такую возможность.

 - Что-что даёт?

Магия.

Раустил нахмурился. Это слово он слышал впервые. Пожалуй, стоит взять эту штуку в город, там наверняка найдутся специалисты...

 

Что это за вещь?

 - Мой летательный аппарат. – Раустил был несколько удивлён наличием у Переводчика любопытства. Похоже, его изготовители использовали странные принципы...

Зачем он?

- Перемещение по воздуху. С большой скоростью.

Непонятно. Зачем нужен аппарат дракону? У драконов есть крылья.

 - Ну, да... но это же рудимент! – Дракон закрепил контейнер и уселся за пульт.

Очень полезный рудимент, если уметь им пользоваться.

- Разве? Площадь крыльев недостаточно велика, чтобы поднять дракона в воздух. – Раустил запустил двигатель. – Если бы мы сохранили способность летать, эволюция пошла бы по совсем другому пути.

Вы и сохранили.

«Этот артефакт слишком много болтает для Переводчика», мрачно подумал Раустил. «У древних были весьма странные вкусы относительно машин».

 

Драконы делали надёжные машины. Вне зависимости от того, какую функцию несла машина, она прежде всего должна была быть надёжной.

Естественно, никакая гроза не могла вывести из строя драконий летательный аппарат, вроде того, которым пользовался Раустил.

Однако именно это и произошло. Каким образом, исследователь не в силах был понять, но факт оставался фактом.

До грозы аппарат работал почти идеально.

Влетев в неё, машина почти тут же начала давать сбои. Раустилу едва удалось посадить её более-менее мягко.

 - Какого... – пробурчал дракон, мрачно осматривая останки своего транспорта.

Вероятно, моё присутствие вызвало магию в грозовом облаке.

- Ну и что? – буркнул Раустил. Хотя...

Раустил никогда в жизни, даже в то время, когда интересовался практически всем, пытаясь найти для себя соответствующее занятие, не слышал о «магии». Как могли драконы защитить свою технику от чего-то, о чём понятия не имели?

- Пожалуй, мне стоило оставить тебя в той пещере... – буркнул исследователь. Хотя нет, доставить Переводчик в город надо обязательно, и чем скорее, тем лучше. Не ровен час, нагрянет ещё одна гроза с этой... с магией, и что тогда прикажете делать?

А вот если под рукой есть такой вот полезный Переводчик – тогда совсем другое дело. Помнится, есть в Даргане некто Кендор, большой спец по всякой хитроумной электронике – ему и отдадим на съедение.

Когда доберёмся, ясное дело...

 

Раустил шёл от полудня до рассвета. Драконье чувство направления не давало ему сбиться с пути, ночное зрение также весьма способствовало, а защитный костюм позволял не бояться нападения ночных хищников, какие ещё встречались в Монглорских горах.

Но даже драконам иногда нужно отдыхать. К вечеру, оценив пройденное расстояние, Раустил решил, что дня через три доберётся до Даргана, где найдётся и специалист по диковинным устройствам, и транспорт для возвращения домой. Запас еды у исследователя был, воды тоже хватало, и единственное, о чём жалел Раустил, устраиваясь на ночлег, это о том, что переговорное устройство в его транспорте не вынесло «магической» грозы.

Раустил спал. Ему снилось...

 

Бескрайнее небо, раскинувшееся под крыльями. Земля далеко внизу манит зелёными лугами и прозрачными озёрами – но дракон чувствует поблизости врага. Он взмывает в облака и издаёт боевой клич, упиваясь мощью собственного тела, волшебством полёта, могучей силой жизни, которая создаёт порой такие чудеса, как дракон...

 

Раустил спал.

 

Следующий день не принёс никаких сюрпризов. Дракон шёл, иногда карабкаясь на скалы, дважды встретившись с местными животными, которые, впрочем, предпочли отступление схватке. Раустил не мог с ними не согласиться.

Переводчик то и дело оживал, требуя всё новой информации. «А что? А почему? А как?» Если бы не драконье долготерпение, Раустил давно разбил бы проклятую штуковину о ближайший валун. «Если Кендор разберётся в нём, - решил исследователь, - попрошу сделать мне другой, не такой любопытный. Всё-таки есть что-то в этой говорящей машине древности, что-то донельзя притягательное...»

Особо спешить было некуда, поэтому дракон решил немного продлить своё путешествие. Оказалось, что на ходу в голову Раустила приходили самые неожиданные мысли, а кто знает, когда ещё представится такой шанс?..

На закате дракон отыскал более-менее уютное место и спокойно уснул, положившись на острые чувства и прочность защитного костюма, в одном из карманов которого хранился Переводчик.

 

Дракон наконец-то обнаружил врагов. Мерзкие создания были крылаты, однако их диспропорциональные тела ничем не напоминали дышащую мощью красу драконьего племени. Скорее они походили на дикую смесь гиппогрифа и скорпиона.

С презрительной ухмылкой дракон обрушился на врагов. Их было не меньше дюжины, но у истинного владыки небес было огромное преимущество в силе и скорости.

... Когда чудовищ осталось лишь четверо, они попытались спастись бегством. Дракон взлетел повыше, яростным криком выражая своё презрение к трусам. Им лучше было бы не вторгаться в его владения, но если уж у этих тварей хватило наглости вступить в схватку, надеяться на возможность сбежать не стоило. 

Из пасти его вырвалось странное чёрное пламя, за доли секунды поглотившее последних врагов...

 

Никогда раньше Раустилу не снились подобные сны. Возможно, он и связал бы их с Переводчиком и появлением некоей «магии» в обычной грозовой туче, но дракону было не до того. Он впервые в жизни предавался радостям пешего похода и не думал отвлекаться на всякие мелочи. Сны? Любопытно, но не более.

Следующие сутки прошли также без особых происшествий. Днём Раустил шёл, размышляя по пути о разных разностях, ночью же предавался радости полёта – самозабвенно, забывая обо всём, кроме неба под крыльями, кроме мира, лежащего далеко внизу, под небом, кроме крыльев над миром...

Просыпаясь, Раустил подумал, что ещё ни разу в жизни он не чувствовал ничего прекраснее этих снов.

 

В полдень четвёртого дня пути Раустил встретил старика. Он сидел на валуне, полузакрыв глаза, и явно дремал, греясь на солнышке.

- Мои приветствия, досточтимый отец, - вежливо поздоровался Раустил. Веки, покрытые некогда блестящей чешуёй, скользнули вверх.

- И тебе привет... сынок, - ответил старый дракон. – Откуда идёшь?

Раустил махнул рукой в сторону места своего крушения.

- С машиной случилось что-то странное. Её вывела из строя гроза.

- Любопытно, - пробормотал старик. – Весьма любопытно. Обычная гроза, говоришь?

- Не совсем...

Это была магическая гроза.

- А это ещё кто? – заволновался старик, вскакивая на ноги и тревожно озираясь. – Нас что, подслушивают?

- Это Переводчик, - пояснил Раустил. – Я нашёл его в горной пещере. Древние создали его для общения... и, похоже, несколько перестарались, - мрачно добавил дракон.

- Древние, говоришь? А, ну да, конечно... Ты, значит, исследователь прошлого, мальчик мой? Ну что ж, отлично, отлично... Хотя меня смущает эта гроза.

- Гроза? – переспросил Раустил. Старый дракон, чья чешуя, возможно, некогда сияла блеском платины, энергично закивал.

- Следует за тобой буквально по пятам. Если я не ошибся в подсчётах, она настигнет тебя... м-м... да, часа через полтора после заката.

- Что ж, - Раустил пожал плечами, - погода меня не пугает.

- А должна бы, - заметил старик. – В первую встречу ты не видел всей силы этой грозы. Сейчас в ней достаточно мощи, чтобы сокрушить даже тебя. И её всё сильнее притягивает твой Переводчик, - проницательные глаза старого дракона неожиданно напомнили Раустилу небо, небо его снов, волшебную синеву полёта... – Боюсь, что тебе не успеть добраться до города.

- И что же я могу сделать для своего спасения? – заинтересовался Раустил. Похоже, приключение самовольно разрасталось, обращая любопытную находку в чудесное открытие, а досадную случайность – в грозную опасность.

- Это тебе решать, - усмехнулся старик. – Можешь, например, оставить Переводчика здесь. Этим ты выиграешь достаточно времени, чтобы спастись и успеть попасть в Дарган. А можешь поступить и по-другому... Я могу дать тебе совет, если хочешь.

- Я весь внимание, досточтимый отец.

- Драконы слишком долго шли путём разума. Выбор, который тебе предстоит – это выбор не разума, но сердца. Преследующая тебя гроза не подчиняется законам природы, она нарушает порядок вещей... Возможно, тебе удастся вернуть всё на круги своя, - закончил старик. – Выбор остаётся за тобой. Прощай, Раустил.

 

«Возможно, старик ошибся», думал Раустил. Трудно представить себе грозу, способную убить здорового молодого дракона. Хотя и гроза, способная повредить летательный аппарат...

Соплеменники Раустила не знали лжи. Им она была ни к чему.

Но к вечеру Раустил с грустью убедился в безошибочности слов некогда платинового дракона. Горы за его спиной скрылись за чёрной грозовой стеной, которую то и дело рассекали чудовищные молнии.

Раустил поспешил избавиться от защитного костюма. От грозы всё равно не спасла бы подобная защита, а дракону была нужна свобода движений.

Выбор сердца. Что он мог иметь в виду?

Я не могу оставить здесь Переводчика. Он нужен моему народу. Нужен, чтобы найти защиту от чего-то, подобного этой грозе.

И потом, это было бы нечестно – оставлять его на съедение жуткой грозовой туче...

Раустил бежал, не слишком надеясь успеть опередить грозу. Просто он органически не мог сдаться. Неукротимый дух дракона требовал борьбы до конца, как в том сне...

Как в том сне...

Ночное зрение Раустила пасовало перед тьмой грозы, но дорогу впереди помогало разобрать. Молодой дракон бежал, а в голове его беспорядочно скакали в такт шагам обрывки мыслей.

Если бы мы сохранили способность летать...

Я могу говорить с тобой, поскольку магия даёт мне такую возможность...

Небо под крыльями...

Чёрный дракон рассмеялся, вначале еле слышно, а потом его хохот прокатился по окрестностям, словно споря с уже отчётливо различимым громом.

Если бы мы сохранили способность летать, эволюция пошла бы по совсем другому пути.

Вы и сохранили.

«Выбор сердца, так сказал старик? Что ж, мудрости старших подобает внимать!»

Зачем нужен аппарат дракону? У драконов есть крылья. Очень полезный рудимент, если уметь им пользоваться...

Гроза настигала молодого чёрного дракона, громыхая уже почти рядом, угрожая поглотить его вместе с бесценной реликвией, пробудившей давно забытые силы.

Выбор остаётся за тобой. Прощай, Раустил.

- Прощай, - прошептал дракон, раскидывая крылья.

Он взлетел.

Гроза всё ещё пыталась настигнуть его, ещё плевалась молниями и угрюмо рычала громовыми раскатами, но волшебство драконьего полёта несло того, кто когда-то был исследователем прошлого, с быстротой, которую нельзя было объяснить с позиций науки. Тем более, что площадь крыльев и вправду была сравнительно невелика.

Но летящего сквозь ночное небо дракона это не заботило.

 

Он сделал круг на Дарганом и опустился на одну из наблюдательных вышек. Необычайно зоркое зрение, какое и подобает истинному дракону, помогло ему отличить жесткий мрак магической грозы от более спокойной ночной тьмы.

- Вернуть всё на круги своя, - прошептал тот, кто был сыном Нэренс. – Восстановить порядок вещей.

Чёрный дракон снова взмыл в воздух. Он летел навстречу грозе, и в руке его ярко сиял овальный предмет размером с кулак, как будто магическим приспособлениям древних драконов были доступны эмоции...

Они сошлись в иссиня-чёрном небе. Гроза, бездушное порождение магических сил – и дракон, их чудесное воплощение. Чудо и чудовище, жизнь и не-жизнь, магия против магии...

 

Занимался рассвет. Дракон неподвижно лежал на земле. Его рука всё ещё сжимала гладкий овал Переводчика. Вокруг него тут и там виднелись выжженные следы странных, неестественных молний и обугленные отпечатки касаний чёрного пламени.

Лучи солнца коснулись чёрного крыла, которое больше не принадлежало Раустилу, исследователю прошлого.

 

Дракон по имени Чёрный Блеск знал, что теперь ему доступен полёт не только во снах. Впрочем, это не делало его сны менее прекрасными.


 
Скачать

Очень просим Вас высказать свое мнение о данной работе, или, по меньшей мере, выставить свою оценку!

Оценить:

Псевдоним:
Пароль:
Ваша оценка:

Комментарий:

    

  Количество проголосовавших: 5

  Оценка человечества: Шедевр!

Закрыть